2016-09-26T19:56:09+03:00

Хорошие девочки не едят, или Кто такие анорексички?

Четыре истории о тех, кто готов умереть ради стройного тела
Поделиться:
Комментарии: comments49
Маша: до и после.Маша: до и после.Фото: Из личного архива героя публикации
Изменить размер текста:

Они называют друг друга бабочками и носят красную нить на запястье. Они считают выпирающие ключицы и ноги-спички эталоном красоты. Они «режут себя» в наказание за срыв – лишнюю дольку апельсина и чай с ложкой сахара. Они знают, что могут умереть, но это их не пугает. Они боятся одного - поправиться. Они – анорексички.

Если спросить прохожего, кто такая анорексичка, девять человек из десяти отвечают примерно одинаково: «Болезненно худая девушка». Иногда добавляют страшные подробности: «Полулысая, с синяками в пол-лица и лиловыми ногтями». Но выпирающие кости – не главный признак пищевого расстройства. Культу худобы поклоняются и толстушки.

Анорексичка одержима мыслями о еде, диетами и подсчетом калорий. Она не может без угрызений совести съесть кусок торта даже в свой День рождения. А если позволяет себе «читтинг» (так девушки называют запланированное «обжорство», чтобы ускорить обмен веществ), потом голодает или идет в туалет «очищаться».

В голове у больной девушки калькулятор: она скажет, сколько белков-жиров-углеводов в любом виде творога и объяснит, почему худеющим нельзя виноград. Девиз «бабочки»: «Хорошие девочки не едят». Они закармливают окружающих. Анорексички любят готовить и злятся, когда близкие отказываются от жирного-калорийного.

- Если родные не хотят принимать пищу, больная может впасть в агрессию – даже ударить, - поясняет психолог Нина Муратова. – Анорексичка подсознательно боится, что с дорогими ей людьми случится то же, что и с ней. Она охотно становится к плите. Чтобы не сорваться, жует жвачку без сахара или запивает голод водой. Даже получает извращенное наслаждение, восторгаясь своей железной волей. Но терпение не безгранично – в большинстве случаев анорексия оборачивается компультивным перееданием. Это неконтролируемое обжорство, при котором отсутствует чувство насыщения и понимание того, что ты ешь. Больная может разом проглотить невероятное количество пищи и впасть в истерику. Удовольствия при этом она не получает – только корит себя и задыхается от тяжести в желудке. В итоге девочка не только набирает сброшенные килограммы, но и становится полнее, чем была до диеты.

С сайта diets.ru

С сайта diets.ru

«Я жевала кофе и поняла, что во рту перекатывается что-то твердое. Мой зуб»

Аня (все имена изменены по этическим соображениям) из Питера. Ей 20 лет. С ней мы познакомились в группе анорексичек «ВКонтакте» – там девушка «мотивируется» фотографиями худышек-ровесниц. Общаемся по скайпу. Она боится называть свой вес – пишет в блокноте трехзначную цифру. 108 килограммов. Два года назад девушка весила 43:

- Теперь даже «свои» называют меня бывшей анорексичкой. Близкие считают, что я «перелечилась». Снова стала колобком – так меня дразнили в школе. В 11-м классе я растолстела до 60 кг. Особенно не комплексовала, на насмешки не реагировала, а потом… Одноклассницы обсуждали выпускной, шили наряды. И я подумала, что «сделаю» этих богатеньких красоток – стану королевой бала. Приду легкая, воздушная и произведу фурор.

Выбрала платье, худеть под него нужно было килограммов на десять, а времени оставалось мало. Набрала в поисковой строке «экстремальные диеты» и поняла, что не разбираюсь во всяких там калориях и углеводах. Решила просто голодать. Сначала умирала от желания жрать – жевала воздух и воду. На четвертый день аппетит пропал начисто. Повезло.

К выпускному крючки на платье застегивались свободно. Королевой я не стала, но это было уже не важно. Ждала утра, чтобы отожраться. Встала в пять часов, положила яичницу на тарелку и… не смогла проглотить ни кусочка. Щелкнуло в голове: ты же можешь быть еще стройнее, еще прекраснее. Уже не голодала, но ела как в концлагере: половинка апельсина и яйцо за целый день.

Когда дошла до 43 килограммов, волосы и ногти решили, что нам не по пути. Как-то жевала кофе и поняла, что во рту перекатывается что-то твердое. Мой зуб. Мне стало щекотно в животе – жутко и сладко. Думаю: вот теперь и поесть можно. Я пошла в магазин и купила бисквитный торт. Достала чайную ложку, потом подумала и взяла столовую. Торта не было через 15 минут. Снова побежала в продуктовый, принесла 12 пирожков. Потом сил выйти уже не было, доползла до холодильника и взяла ведерко квашеной капусты (терпеть ее не могу!).

Вот и все. Теперь я всегда жру. Жру, когда голодна и когда нечего делать. Смотрю фотографии худышек, снова жру и плачу. Иногда достаю выпускное платье – в него даже моя лапа не влезает. Я все равно буду стройной любой ценой. Знаете, голодать совсем не трудно. Стоит только начать.

Фото: Твиттер

Фото: Твиттер

«Я нарисовала силуэт Плисецкой и пыталась в него втиснуться»

Так с чего все начинается? Что подталкивает девушек к «совершенствованию»?

- В моей практике чаще всего встречались девочки, болезнь которых – крик о помощи: «Заметьте меня, заметьте!», - рассказывает Нина Муратова. – Подростки не знают, как привлечь внимание родителей и сверстников. Находят чудесный, как им кажется, способ – похудеть до состояния дистрофии. Такие больные категорически не хотят набирать вес, ведь их конечная цель – не идеальная фигура, а жалость со стороны окружающих. По сути это медленное, осознанное самоубийство. Скорректировать поведение в таких случаях трудно. Чуть легче работать с теми, кто худеет «под телевизор». Девочкам навязали стандарты красоты. Такова проблема массовой культуры – или 90-60-90, или плачь в углу. Уж сколько об этом написано/переговорено, а по подиуму все еще шагают бестелесные существа. Но многие в процессе лечения понимают, как заблуждались. То же самое и с влюбленными анорексичками – их много, но на поправку идут хорошо.

«Я жертва любви и обстоятельств», - закатывает глаза 19-летняя Соня. Смеется так, чтобы не напрягать грудную клетку – больно при любой нагрузке. С девушкой мы связываемся по скайпу. Ноутбук в палату частной новосибирской клиники разрешили принести недавно – «контакт с миром» могут устанавливать только те, кто идет на поправку:

- Мои одноклассницы худели для мальчиков. Только и ныли: «Какие у меня ляхи, вы посмотрите на мой живот». А я толстой себя не считала, на ровесников внимания не обращала. Моему герою стукнуло сорок. Он преподавал в художественной школе, где я пыталась стать великим живописцем. Талантливый, нервный, с изящными пальцами, очень худой – как не влюбиться?

Мой Ромео как-то принес на урок портрет Плисецкой и заявил: «Она идеал. Женщина, чтобы вдохновить художника, должна быть хрупкой». На меня покосился (или показалось?) и фыркнул. Дома я улеглась у телевизора и стала тупо щелкать каналы: там худая, тут высокая, здесь блондинистая. Захотелось стать такой же, приблизиться к Музе.

Я узнала параметры Плисецкой и нарисовала на стене ее силуэт в натуральную величину. Попробовала втиснуться – куда там. Стала худеть: просто сокращала количество калорий. От нормы в 1500 не съедала и 30 процентов, а до Плисецкой как до богов Олимпа. Повесила над кроватью ее девиз: «Не жрать!». И не жрала. Стала не то что бледной – синей. Все вокруг крутили пальцем у виска, особенно оценил старания любимый. Сказал: «У женщины должна быть кожа цвета майской розы, а не гнилого гриба». Но мне было уже все равно. Я хотела только одного – увидеть на весах цифру меньше, чем вчера. Если был привес, наказывала себя голодом. Сначала пила воду, потом стала обходиться и без нее. Гордилась собой неимоверно, но, когда «влезла в Плисецкую», почувствовала опустошение.

К тому времени от меня отказались все друзья, родители сбились с ног, пытаясь найти толкового врача. Я просто позвонила маме и сказала: «Если ты сейчас не отвезешь меня в клинику, спрыгну с девятого этажа». В одной палате со мной угасали три девочки. Две худели для парней, одна хотела стать моделью. Очень фотогеничная была. Когда ее портрет в черной рамочке повесили в коридоре, все восхищались. Я теперь, когда не хочу доедать ужин, смотрю не на Плисецкую, а на своих соседок. Анорексички тоже могут вдохновлять. На нормальную жизнь.

«Поправиться - это как отрезать ухо своему ребенку»

На запрос: «Как заболеть анорексией?» Яндекс выдает 400 тысяч результатов. Но можно ли вызвать болезнь, если это психическое расстройство? Можно. Главное – настрой и правильные «помощники».

Анорексички – мощное движение экстремально худеющих. Они называют себя «кастой», «сектой», чаще – «семьей». И сбиваются в стайки на просторах социальных сетей. В группе «Типичная анорексичка» ВКонтакте 760 тысяч (!) участниц. Вступить в нее может каждая девочка, которой кажется, что на талии есть пара лишних сантиметров. А помимо этого сообщества есть еще масса закрытых групп - для своих. Опытные «бабочки» расскажут новенькой о хитростях:

Лучшая диета – голод. На худой конец «жесткая питьевая», когда можно только воду, чай и кофе без сахара.

Хочешь есть – пей. Совсем не можешь терпеть, пожуй что-нибудь и выплюнь, выплюнь немедленно!

Сорвалась? Бери в руки лезвие. Пусть порезы напоминают о цели.

Разобраться в правилах «клана» получается не сразу. У анорексичек свои традиции и даже свой язык. В группах есть словарик для начинающих:

МЖ – маложор (не больше 500 ккал в день);

Питька – питьевая диета;

Флу – антидепрессант, отбивающий аппетит (бывалые подскажут, где лекарство отпускают без рецепта).

Болезнь девушки отождествляют с человеком - богиней Аной. Ее рисуют, о ней пишут стихи, ее называют мамой.

В семействе анорексичек все друг друга поддерживают, не осуждают и не призывают одуматься. Для девочек-подростков мир калорий и диет становится привлекательнее мира реального, где никто не гладит по голове за несъеденный завтрак.

Болезнь девушки отождествляют с человеком - богиней Аной.

Болезнь девушки отождествляют с человеком - богиней Аной.

- Мне и худоба-то никогда не нравилась, - ощупывает свои кости 18-летняя Наташа. Она из Воронежа. Весит 34 кг при росте 167 см. С этой девушкой мы тоже познакомились в закрытом сообществе анорексичек:

– Была у меня интернет-подружка, которая зависала в группах про Ану. Рассказала, что к чему. Я прониклась: понравилось, что девчонки очень дружные. Не просто вместе худеют, а делятся переживаниями, ведут дневники. Дома на меня всем было наплевать. Папа даже с шестнадцатилетием не поздравил, зато подружки завалили сообщениями. Стало понятно, что моя семья обитает в Интернете, просто нас, людей одинаково мыслящих, раскидало по разным уголкам.

Я тогда весила 56 кг – крупная такая девочка, гусеница. Чтобы стать бабочкой, закупилась «Флу». Двое суток летала: есть не хотелось, спать тоже. Даже от травки не ловила такого кайфа. На таблетках сбросила 7 кг, вес встал. Попробовала слабительные. Потом девчонки сказали, что можно «очищаться», то есть блевать после еды. Мне вариант понравился: и вкусняшку можно съесть, и худеешь. Только обниматься с белым другом не получалось: опыта не было. Написала админке нашей группы. Она объяснила, как засовывать пальцы в глотку, как сокращать мышцы живота, да и вообще много дельных советов дала.

Когда впервые упала в обморок, бабочки мне посочувствовали, а дома только наорали. Заметили наконец, что я стала тростинкой. Мать вопит: «Ешь!». Долбит ложкой по столу, глупая. Ей кажется, что отказ от пищи – моя прихоть. Никто не понимает: анорексички НЕ МОГУТ есть. Люди думают, что похудеть трудно. Попробуй-ка отказаться от булочек с корицей. Но поправиться куда сложнее. Ты уже и сам понимаешь, что скоро погибнешь, но прибавки в весе боишься больше, чем смерти. Это как изуродовать собственного ребенка. Представьте, вы носили малыша под сердцем, воспитывали, кашей кормили, а тут предлагают отрезать ему ухо. Мое тело – мое дитя. Я столько сил потратила на «воспитание», вылепила фигуру и не готова изменить ее. Не хочу умирать, но и жить так не хочу. Смогу ли выздороветь? Не знаю.

Демотиватор для худеющих.

Демотиватор для худеющих.

«Я видела свет в конце тоннеля. Только голоса мешали: «Доченька…»

Можно ли полностью вылечиться от анорексии? Врачи расходятся во мнениях. Одни уверяют, что выздоровление возможно при своевременном обращении за помощью. По мнению других, болезнь никуда не уходит, но можно «загнать» ее в стадию ремиссии. Статистика говорит, что в 60% случаев «бывшие» анорексички возвращаются к контролю веса, эмоций, жизни.

В этом тексте мы не будем давать рекомендаций по борьбе с вирусом чрезмерной худобы. Совет один: вовремя найдите грамотного специалиста. Самостоятельно избавиться от недуга, особенно в запущенных случаях, не получится.

Но ни занятия с психологом, ни медикаменты не помогут, если нет главного – осознания проблемы и желания бороться. Выздоровление начинается со слов: «Мне нужна помощь».

Автор этого текста признается: «Я больна. Я анорексичка».

- «Пампушкой» была всегда. Когда пошла в первый класс, врачи на плановом осмотре спросили маму: «Вы девочку только пышками кормите?». Конечно, нет. Помимо пышек были еще бабушкины пирожки, блины, домашняя сметанка, ежевечерние шоколадки. Лет до восьми я не переживала, малышку щеки-яблочки не уродовали. Но в четырнадцать стала комплексовать. При росте 158 см весила 89(!) килограммов.

Нет, попытки похудеть были. Врачи каждый раз отправляли меня к эндокринологу. Тот качал головой, думая, как деликатно сообщить: «Девочка, ты не больная. Просто жирная». Выходя из больницы, я грозилась маме, что отныне буду есть только капусту. И через пару часов наворачивала деревянной ложкой картошку на сале. Иногда я пересматривала старые семейные фотографии. В моем возрасте мама казалась тростиночкой – 48 кг. Эта цифра засела у меня в голове как недостижимый идеал. И я решила, что тоже смогу стать изящной. При правильном питании и умеренных физических нагрузках к первому курсу похудела до 62, во время учебы потеряла еще 5 кг. Толстой себя не считала, мысли об идеальном весе старалась отгонять.

Даже похудевшая, Маша казалась себе необъятной. Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Даже похудевшая, Маша казалась себе необъятной.Фото: из личного архива героя(ев) публикации

Четко помню момент, когда переступила черту, отделяющую диету от анорексии. Я приехала домой на летние каникулы, держа под мышкой весы. Но в деревне на неровном полу они показывали то одну, то другую цифру. Мама забросила «контролера» в дальний угол и принялась меня откармливать. Я завтракала бутербродами с колбасой (вот ужас-то!), обедала овсянкой на молоке. Через неделю такого «праздника живота» все-таки решила взвеситься, нашла местечко поровнее и… плюс полтора килограмма. Тогда я впервые осознала, что снова могу набрать вес. Упала на пол и начала рыдать. Мама и бабушка молча смотрели на истерику. Видимо, думали, отправить меня в больницу сейчас или подождать.

Я осознанно вступила в ряды анорексичек и научилась профессионально лгать. Пачкать тарелки в доказательство того, что поела, выпивать литр воды перед взвешиванием, резать еду на крошечные кусочки – «подруги по несчастью» помогли освоить науку. Я перепробовала все самые жесткие диеты, неделями голодала. Только не принимала лекарства. Не подумайте, что из благоразумия – просто не было денег на таблетки.

В голову пришла замечательная мысль: есть один раз в день – так точно не поправишься. Я стала только завтракать. Потом решила, что и утром нельзя обжираться. Куда мне два яблока, если можно съесть одно, а лучше половинку. Нет, четверть. Сократила количество потребляемых калорий до трехсот. Когда я увидела на весах цифру 48, побежала к зеркалу. Вглядывалась в отражение и чувствовала себя обманутой: «Где же изящная девочка? Почему я по-прежнему неповоротливая толстуха?» У анорексичек искажено восприятие собственного тела. В 39 килограммов (мой минимум) я все равно казалась себе необъятной.

Мой парень Леша ни разу не сказал: «Тебе надо похудеть», ему даже нравились пышные формы. О «ненужной диете» Леша знал, о том, как я себя истязаю – понятия не имел. Шутливо ворчал: «И где твоя роскошная грудь? Женщина должна вызывать желание съесть ее, а не накормить».

Я весила 45 кг, когда родные поняли, что самой мне не справиться. Рассказала Леше про все свои «фокусы», и он взял на себя роль няньки: водил меня за руку - я ослабла настолько, что не могла подняться по лестнице на второй этаж, кормил кашей с ложки. Когда я согласилась пить льняное масло, чтобы восстановить менструальный цикл, мой суровый с виду парень едва не плакал от умиления. Он хвалил меня за каждые прибавленные 100 граммов и не упрекал, когда я (в который раз!) сбрасывала драгоценный вес.

Для анорексички важна поддержка близких. Крики и ругань только усугубляют ситуацию, а банальная фраза «Ты сможешь!» мотивирует на борьбу.

Только бороться нужно под наблюдением специалистов. Мне не сразу удалось найти хорошего.

Доктор Р*** до сих пор снится мне в кошмарах - милейшая бабуля, метр с кепкой, пучок, трогательная заколка-бабочка. Я слышала ее разговор с практиканткой:

- Десять лет отработала в Орловке, тридцать - в тюремной больнице. Меня не проведешь.

Все пациенты для Р*** - те же зеки. И со мной она не церемонилась:

- Ты стационарная больная. Тебя надо связать и кормить. Дам тебе справку, уходи из университета.

Это в мае-то. Это на третьем-то курсе. Это при том, что никто на факультете понятия не имеет о моих проблемах.

Принт-скрин из сообщества "Типичная Анорексичка".

Принт-скрин из сообщества "Типичная Анорексичка".

Ложиться в клинику я отказалась наотрез. Тогда меня отправили к суицидологу (есть и такой врач). Диалог был следующий:

- Тебе нужен стационар, иначе убьешь себя.

- Но у меня нет мыслей о самоубийстве.

- Есть, ты просто не признаешься.

- Мне лучше знать, хочу ли я умереть.

- Лучше знать твоему доктору.

Потом снова был психолог с тестами на адекватность.

- В чем проблема, детка?

- Я не хочу поправляться. Хочу быть худой.

Удивленные глаза:

- Так ты не кушаешь? Ты что, надо кушать обязательно. Кушать - наше все.

Подумала, что это один из тестов. Рассмеюсь я или нет? Ан нет, славный доктор просто оказался клиническим идиотом:

- Вот поехали мы как-то с мамой картошку копать. Выехали рано утром, не позавтракали. Копали-копали, чувствую, что сил у меня нет. Иду как маме, а она говорит: «Сынок, ты же не кушал. Попей чайку с сахаром - все пройдет».

Глядя на шестидесятилетнего дяденьку, я уже понимала, что в психдиспансере мне вряд ли помогут, но все-таки согласилась принимать антидепрессанты. В первый же вечер мой ослабленный организм не выдержал коктейля лекарств – я заснула, не успев проглотить последнюю таблетку. На следующий день меня штормило так, что прохожие оборачивались. Решила, что просто нужно привыкнуть к дозам и снова ужинала антидепрессантами.

Ночью у меня остановилось сердце. Я помню только, что голова очень кружилась, а тело стало невесомым. Не знаю, каким должен быть пресловутый свет в конце тоннеля, но мне было очень хорошо где-то там. Только далекие голоса мешали: «Маша! Доченька…»

Мама не могла привести меня в сознание минут семь. Но к борьбе с анорексией подтолкнул даже не этот случай. Месяц спустя мы говорили о пережитом, я спросила:

- Мама, почему ты бросилась звонить не врачам, а моему парню? Чем бы он помог?

- Я думала, что ты не очнешься. Открыла дверь, чтобы Леша мог попасть в квартиру. Хотела, чтобы к его приходу я тоже была мертва.

С этого момента я объявила болезни бой. Сражаюсь все-таки под контролем специалистов, потому что, оставаясь с анорексией один на один, проигрываю. Несмотря на неудачный опыт общения с психиатром, призываю подруг по несчастью: не откладывайте поход в больницу. Вы не найдете «своего» врача, если вообще откажетесь от помощи.

Сейчас я делаю два шага вперед, один назад, но не сдаюсь. В социальных сетях меня часто спрашивают: «Как тебе удалось похудеть?» Сначала я подробно отвечала, потом стала просто писать: «Не надо, девочки».

Своим читательницам говорю то же самое: НЕ НАДО.

Фото из группы "Подслушано Анорексия".

Фото из группы "Подслушано Анорексия".

КСТАТИ

3 наивных вопроса об анорексии:

1) Чем анорексия отличается от диеты?

Диета – способ контролировать вес.

Нервная анорексия – способ контролировать свою жизнь и эмоции.

Это ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО, которое выражается в повышенном внимании к пище и собственному телу.

Существует два типа заболевания:

1) ограничительный, когда худеют за счет ограничения калорийности питания, жестких диет и занятий спортом до изнеможения;

2) очистительный – вес контролируется путем вызывания рвоты после приема пищи и/или употреблением слабительных и диуретиков.

Чаще всего анорексички используют сразу оба способа и отказываются от полноценной жизни. Все, что раньше интересовало, уходит на второй план. Каждый день посвящен одной цели – стать меньше = лучше.

2) Как понять, что близкий человек болен?

Симптомы анорексии:

- желание похудеть, несмотря на недостаточность (или соответствие норме) веса;

- фатфобия (навязчивая боязнь полноты);

- фанатичный подсчет калорий, фокусировка интересов на вопросах похудения;

- регулярный отказ от еды, мотивируемый отсутствием аппетита или плохим самочувствием;

- превращение приемов пищи в ритуал, особо тщательное пережевывание (иногда проглатывание не жуя), сервировка маленькими порциями, нарезка мелкими кусочками;

- избегание мероприятий, связанных с приемом пиши, психологический дискомфорт после еды.

- стремление к повышенной физической нагрузке;

- склонность к уединению;

- угнетенное состояние, депрессия, снижение способности к сосредоточению, работоспособности, зацикленность на своих проблемах.

3) Что может стать причиной анорексии?

1. Культурная среда, культ худобы в обществе.

2. Тяжелая травма или эмоциональный стресс (например, смерть любимого человека или сексуальное насилие).

3. Тяга к совершенству, перфекционизм, желание всегда быть «хорошим».

4. Низкая самооценка.

5. Сложные отношения с родителями и сверстниками.

В ТЕМУ

С болезнью борются врачи разного профиля

Лечение анорексии проводится в два этапа:

неспецифический;

индивидуальный.

Первый этап: возобновление нормальной жизнедеятельности организма и набор веса. У больных нарушена работа сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта, поэтому лекарства назначают специалисты разного профиля.

Эффективна инсулинотерапия - вливания глюкозы и физиологического раствора, использование общеукрепляющих средств, особенно поливитаминов.

Соблюдается диета, исключающая жирную и тяжелую пищу. Оптимальный вариант - питание преимущественно в жидкой форме. В тяжелых случаях, когда организм самопроизвольно отторгает пищу, прибегают к кормлению через трубку. За три недели интенсивной терапии в среднем удается увеличить массу тела на 5 - 6 кг.

Второй этап направлен на искоренение заболевания на психическом уровне. Пациентам назначают нейролептики и антидепрессанты. Присоединяется психотерапия, как групповая, так и индивидуальная, в отдельных случаях эффективен гипноз. Задача врача - выявить причины возникновения болезни, постараться избавить пациента от фобий.

Как только пациент окрепнет физически и будет готов морально, можно переходить к нормальному питанию – от 1200 ккал. Если вес на этом этапе по-прежнему недостаточный, рекомендуется высококалорийная диета.

СПРАВКА «КП»

Мировая проблема*

- Во Франции ежегодно «вирусом» чрезмерной худобы заражается от 3 000 до 6 000 человек.

- В Америке истощению организм подвергает одна из ста девушек - 1% женщин всей страны. Каждая пятая заболевшая умирает от истощения или депрессии, приводящей к самоубийству.

- В Германии общее количество зафиксированных случаев болезни - 100 000.

Великобритании количество заболевших за последние 40 лет утроилось.

В России:

- За последние пять лет число истощенных пациенток Московского научно-практического центра психического здоровья выросло в 10 раз.

- Анорексия является третьей самой распространенной хронической болезнью среди подростков.

- 95% опрошенных пациентов говорят о том, что развитие анорексии у них пришлось на возраст от 12 до 25 лет.

- Только 1 из 10 человек, страдающих анорексией, получает квалифицированную помощь.

- Анорексия занимает среди психических расстройств первое место по смертности.

Смертность, связанная с нервной анорексией, в 12 раз выше, чем связанная со всеми остальными причинами у девушек в возрасте от 15 до 24 лет.

*Данные неофициальные - с сайта www.bulimia-newway.com

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также