2018-04-19T21:32:55+03:00

Владимир Сунгоркин: Все наши санкции ударят по нам, как грабли

Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее с главным редактором "Комсомольской правды"
Поделиться:
Комментарии: comments30
Главный редактор "Комсомольской правды" Владимир СунгоркинГлавный редактор "Комсомольской правды" Владимир СунгоркинФото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

А.Яковлев:

- Здравствуйте! В этой студии главный редактор Издательского Дома «Комсомольская правда» Владимир Николаевич Сунгоркин.

В.Сунгоркин:

- Добрый вечер!

Владимир Сунгоркин: Все наши санкции ударят по нам, как грабли

00:00
00:00

А.Яковлев:

- И, конечно, тема, за которой следит весь мир – это то, что происходит в Сирии. Что происходит и чем, и как это может все закончиться?

В.Сунгоркин:

- Что происходит, мне кажется, с субботу с утра наши граждане с большим изумлением смотрели по телевизору и слушали по радио, смотрели в интернете, что все-таки американцы устроили ракетный налет на Сирию. История была маловероятная, на мой взгляд, потому что мы неоднократно предупреждали американцев, что не дай бог, если пострадают какие-то российские объекты в Сирии или еще хуже, российские граждане, мы будем отвечать. И если бы случилось то, о чем предупреждали наши генералы, то это было бы прямое и без дураков военное столкновение США и России. И, думаю, каждый из наших слушателей либо сам себе задавал вопрос, либо знакомым, либо на кухне где-то обсуждали, так что, мы движемся на всех парах к возможной войне? И ответа, естественно, никто не может дать. Но с какой скоростью мы движемся? Похоже, приближались. И вот когда с утра люди проснулись в субботний день и услышали, что ракетный удар был нанесен, правда, все уже было позади, ракетный удар случился в четыре утра. Я думаю, в это время наше население еще спало, тем более, субботний день. Да, и тут как-то так холодком прошло…

Но на эту минуту мы очень много знаем про развитие событий в ту кошмарную ночь субботы. И видим, что была несколько филигранная работа. Смотрите, ни один не пострадал российский гражданин, ни один не пострадал российский объект. Все эти ракетные удары были нацелены жестко, точно на сирийские объекты, которые американцы считают, что там производилось химическое оружие.

Ну, порой небезосновательно считать, если говорить о прошлом. Потому что, действительно, часть ракет упало на исследовательские центры, где сирийцы химическое оружие когда-то создавали. Из того, чем наших слушателей развлечь, не пересказывая им политинформацию, которую каждый желающий может услышать. У меня была возможность разговаривать с разными нашими российскими военными людьми. И они подтверждают, что американцы очень всерьез отнеслись к заявлению нашего начальника Генштаба Герасимова о том, что, ребят, если что-то нам там достанется, то, извините, мы будем бить по местам, откуда вылетели ракеты. И американцы неоднократно у наших уточняли, значит, где ваши солдаты и офицеры? Вот здесь. Здесь и здесь. Мы, действительно, с разной степенью точности достаточно округло, но говорили: вот от деревни этой до границы этого аэродрома – это наше. Здесь наши. Здесь тоже наши, здесь наши. И такие уточнения… Вообще, это происходило. И это не было какой-то экзотикой. Потому что все последние годы, к счастью для наших реалий, это началось, такой подход начался еще с событий в Ираке, когда мы в Багдаде держим миссию уже несколько лет, миссию из наших офицеров, которые должны постоянно разговаривать с американцами, что и где, и какие могут быть наши интересы. То же самое в Сирии. Мы постоянно уточняем с американцами, где есть наши, а они, в свою очередь, сообщают, где их любимые их сердцу, хорошие оппозиционеры базируются. И очень сильно обижаются, если мы вдруг нечаянно ударяем по хорошим оппозиционерам. Ну, по хорошим по версии американцев. Мы их отличить не можем. Хорошего от плохого мы не отличаем. Они как-то отличают.

И мы вот этим всем занимаемся. И в субботнюю ночь, это очень важно, скорее, я так понимаю, это было не в субботу, а в пятницу. Я уверен, что шли такие же рутинные уже уточнения между американцами и нашими по поводу где есть русский интерес, чтобы не дай бог, не пролилась российская кровь. И не был нанесен урон России. Это очень интересный момент.

Владимир Сунгоркин. Что будет . 17.04.2018.Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее вместе с главным редактором Комсомольской правды Владимиром Сунгоркиным. Ведущий Александр Яковлев. Текущую программу передач вы всегда можете найти по ссылке ttps://www.kp.ru/radio/schedule/

А.Яковлев:

- Название нашей программы «Что будет?». Что дальше?

В.Сунгоркин:

- Дальше. Тоже интересная ситуация. Трамп оказался немножко такой безответственный дядя. Разочаровал всех. Ответ был бы очень легкий, если бы мы хоть чуть-чуть доверяли заявлениям Трампа в его, так сказать, излюбленной им твиттер-дипломатии, где он говорит… Он же нам сказал все, что будет. Он сказал: мы скоро уйдем из Сирии. Но сказал он это давно. А из Сирии не уходит. Дальше он опять нам без всяких двусмысленных толкований дал ответ, нам, всему человечеству, что это вот был такой удар, он был нацелен строго на те объекты, которые они считают источником опасности создания химического оружия. И все, мы свою демонстрацию провели. Все свободны. Надеемся (это я пересказываю в данную секунду Трампа), мы, американский президент, рассчитываем, что и русские, и сирийцы сделают выводы из всего происшедшего. И больше баловаться не будут, да?

Но опыт – сын ошибок трудных уже показывает, что все, что сказал Трамп может не означать ничего. Хотя я думаю, значительная доля причин случившегося, что они нанесли ракетный удар, заключается вовсе не в химическом оружии. А, знаете, в таком старом добром и очень пошлом объяснении: там в эти дни книга выходит бывшего главы ФБР. И он обещает…

А.Яковлев:

- Господина Кони.

В.Сунгоркин:

- Да. Как собачка у Путина, ее звали так. И он обещает, что будут разоблачения. И вот чтобы отвлечь… Какой там Кони, когда тут у нас чуть ли не третья мировая! И они устроили эту штуку.

А.Яковлев:

- А какие главные выводы из этой ситуации? И отдельная тема – это роль Франции, Великобритании. Любопытно их поведение.

В.Сунгоркин:

- Знаете, время позднее, люди устали. Поэтому рассуждать, мне кажется, о роли Франции и Великобритании – это для знатоков тема. Хотя можно пару слов сказать. Для того, чтобы французские самолеты долетели издалека совсем, их дозаправляли в воздухе. Мне кажется, это менее важно для нашей радиостанции, которая работает с массовыми интересами все-таки. Важна, собственно, безопасность русских людей. И интересы России. Черт бы с ней, с Францией и с Великобританией. Они там очень малую роль играли. Вот более приятно, скажем так, подводя итоги и обнадеживающе говорить о том, что интересно мы стали воевать. Ушло, слава богу, в прошлое вот это руби-коли фашистского бродягу. С другой тоже – ура, ура и тысячи трупов. Ведь не только ни один россиянин не пострадал, но, скажем, еще более анекдотичную ситуацию: 105 ракет запущено по версии Пентагона, а тут у нас тоже очень все анекдотично. По версии Пентагона все 105 достигли своих целей. И не пострадал ни один сириец. И, слава богу. Все это тщательно готовилось и согласовывалось. И, думаю, а у меня нет другого объяснения, почему, к счастью, ни один человек не пострадал, что все отлично были осведомлены, куда полетят ракеты.

У меня другого объяснения нет. Извините, ночь. Люди спят. Да, ракеты точные. Но в куче объектов хотя бы сторож и вахтер должен быть, тем более, там война идет. Где-то сидят какие-то бездомные, в конце концов. Всех, думаю, вывели. Вывезли из всех мест, где могли хоть как-то люди пострадать.

А.Яковлев:

- А относительно мемуаров бывшего директора ФБР Джеймса Коми

В.Сунгоркин:

- Он Коми? Я думал, Кони.

А.Яковлев:

- Коми. Основная версия – это отвлечь внимание аудитории американской от этих мемуаров.

В.Сунгоркин:

- Я думаю, когда принимают такого рода решение, их принимает лично президент. И, думаю, он пальцы загибает: так, с одной стороны, нам надо проверить свои ракеты. Как они летают, как они защищены и так далее. И по версии их, ни одну ракету сбить не удалось. У нас тоже, забавно. Они, Пенгатон говорит, что ни одну ракету сбить не удалось. Вам, русским. Ну, сирийцам, которые работали на российской технике. Сирийцы говорят и Россия подтверждает, нет, 50 ракет мы сбили на подлете. 70, по-моему. Большинство. Я думаю, чисто по закону информационных войн, эти говорят, что все долетели, наши говорят, что 70 сбито. На 45, наверное, можно сойтись тогда.

Один из факторов – это проверка оружия. Все, что происходит в Сирии – это отработка, как на полигоне, и со стороны российских вооруженных сил, и со стороны запада.

Что еще очень важно для России? Если мы, действительно, хотя бы 40-50 ракет сбили нашими устарелыми, а там было много устарелых ПВО-систем, там была современная ровно она – она называется «Панцирь». А все остальное старинное и советское. Но при всем мы там еще между делом сбили израильский истребитель накануне системой ПВО, которая называется С-200. Она тоже не самая современная. Я думаю, для России важность что имеет? Во-первых, американцы еще раз будут думать, когда в следующий раз будут размахивать своими ракетами. И говорить, что мы вдарим туда, сюда. Второе – они будут с Россией больше считаться. Уверен, что 70 или не 70, но штук пятьдесят мы сбили руками сирийцев. Второе. Я думаю, что мы провели хорошую рекламу своих ПВО-систем. Формулировка такая. Мы вот до этого ракетного удара постоянно осторожничали с рассуждениями, кому систему ПВО давать, а кому не давать. Американцам это все не нравится. Помните, Путин называл? Партнерами американцев. И американцам не нравилось. И мы с такой осторожностью, с рассрочкой, с поправкой на то, что ладно, американцы, мы дадим Ирану систему ПВО, но она будет не самая новая.

Знаете, какая формулировка сейчас в коридорах власти и в коридорах ВПК гуляет? Все. Ничего не надо на друзей и партнеров оглядываться. Я не удивлюсь, если после того, что случилось, что американцы нагло, цинично и по выдуманному предлогу ударили. Потому что ни один вменяемый человек не может поверить, что Асаду зачем-то надо было травить людей в городке, который был уже под его контролем. И так как предлог был надуманный для ракетного удара, теперь мы будем, грубо говоря, направо и налево продавать системы ПВО. И это все огромная головная боль для американцев.

Первое, кому мы будем спокойно это продавать – это Иран. Кстати, наш союзник на территории Сирии. Я не удивлюсь, если мы продадим системы ПВО, страшно сказать, Северной Корее. Это же системы ПВО. Это оборонительная система. Это не наступательная. Представляете, что такое Северная Корея, если мы поставим современную систему ПВО? Тогда Трампу уже не придется так весело в твиттере писать: завтра наши умные-разумные ракеты куда-то там полетят, готовьтесь. Или самолеты.

Ситуация очень новая. И пока еще решения не артикулированы, что да, начинаем. Но похоже на то, что некое терпение истощено. И маленький пустяк: все эти современные системы ПВО – «Панцирь», С-200, С-300, С-400 – это современные системы и каждая во время залпа выпускает до нескольких десятков противоракет. И, кроме всего прочего, это загрузка нашего ВПК. И это получение той самой валюты, которую во всем мире так любят. И у нас тоже. На наши нужды. От экспорта.

А.Яковлев:

- И догоняем американцев в рейтинге главных продавцов оружия в мире.

В.Сунгоркин:

- Да. Американцы стоят на первом месте. Мы, думаю, в первой пятерке точно должны быть. А то и в тройке. Ну, да, там разные подсчеты. Я думаю, можно говорить, что на втором.

А.Яковлев:

- Много нам пишут. «Запад и дальше будет дергать Россию за усы, пока она как следует не даст ему по носу». Еще пишут: «Срочно поставить С-300 в Сирию. Есть шанс обкатать и как результат, повысить спрос на нашу продукцию.».

В.Сунгоркин:

- Да. Это то, что я только что сказал.

А.Яковлев:

- «А как нам теперь доказать, что 71 ракета была сбита?»

В.Сунгоркин:

- Я думаю, это вопрос времени. Безусловно, всплывет. Есть много контролирующих технологий.

А.Яковлев:

- И еще одно сообщение. «Такое впечатление, что американцы теперь в Сирии меняют стратегию. Они хотят столкнуть Иран и Россию с другими странами Ближнего Востока на территории Сирии. Конечная цель – смена власти в Сирии и удар по Ирану?».

Чего нам бояться в контексте того, что происходит в Сирии?

В.Сунгоркин:

- К счастью, история субботней ночи – она показала, что здравые люди, здравые высокопоставленные военные были с обеих сторон. И я представляю, как они между собой договаривались о том, чтобы все было с минимальными потерями для мирного населения. Но вот дальше? И России, и Америке надо всерьез бояться следующего, чего они и боятся, те, кто причастен к этому. Что возможны выдуманные провокации, как в данном случае с очень сомнительными видеороликами, где едут какие-то люди, поливают друг друга водой. И все это такая дешевая постановка. Кто-то кричит: химическое оружие! И на этом основании Трамп долго готовится, много раз заявляет, потом они все уточняют до квадратного метра, как кого бы не обидеть. И устраивают вот эти испытания артиллерийских и ПВО-систем. Может, все гораздо хуже и страшнее, если в угаре этих радикальных заявлений вдруг какая-то совсем третья сила, то ли ИГИЛ, то ли какие-нибудь радикальные мусульмане, то ли вовсе не мусульмане устроят нам провокацию такую, где Россия примет решение, что это американцы вытворяют, американцы сообразят, что это русские вытворяют. Где что может случиться? Какая-нибудь массовая гибель людей, например, в лагерях беженцев, которых там полно. Какой-нибудь настоящий удар химического оружия. Оно же болтается у террористов. Оно же есть. И с криками, мы, русские десантники или мы сирийские асадовские ребята, выполняем приказ Асада. Мы все в гробу видали, значит. И мы всех только что взорвали. И покажут не трупы с кетчупом, девочка там была, которую показывают еще с каких-то ливийских событий. И существует девочка много лет, как жертва чего-то там нехорошего. А на самом деле погибнет куча людей. Не дай бог. И взыграет ретивое у Трампа, который, мы знаем, то его дочка ему сказала: папа, смотри, что делают, сволочи. Надо им мстить. Наглядевшись на эти ролики.

Такая провокация может быть где угодно. Она может быть в Иордании. В каком-нибудь лагере беженцев. На территории Израиля или Ливана случиться. Сирийцев обвинят в любых грехах, американцы должны резко среагировать. Или, наоборот, что-то к нам, не дай бог, прилетит с маркировкой и с сопровождением информационным, что это прилетело не откуда-нибудь, а с самолета американских воздушных сил.

Эти вещи страшно на руку третьей силе – столкнуть Россию и Америку. Третья сила существует, эта куча радикальных группировок, которым война мать родная. Любой направленности и любой этнической изначальности.

Этого надо бояться. Я думаю, что это надо тоже учитывать. Постоянно включены много горячих линий и у политиков, и у президентов, и у военных. Но это проклятье существует, когда у нас все могут в случае чего решать минуты. Вспомните заявление нашего президента и холодок по коже. Ну, если России не будет, зачем нам остальная планета? Без России. Серьезные заявления.

А.Яковлев:

- И сколько фильмов снято. Карибский кризис.

В.Сунгоркин:

- Карибский кризис, тот полковник, который когда-то в 80-е годы у нас, который получал от машины и от всего командам и ракетам пуски. И остановил. Его же потом американцы очень серьезно наградили там. И мы его наградили как умели. Ошибку показывали. Ошибка – это одна история. Но на территории Сирии и прилегающих водах, там можно и провокацию устроить. Кстати, их было много в нашей истории.

А.Яковлев:

- Сергей из Москвы к нам дозвонился.

- Добрый вечер! Хотелось бы уточнить. А есть ли какие-нибудь дипломатические возможности, чтобы избежать различных инцидентов? Особенно беспокоит позиция Израиля и Турции. Чтобы не было таких трагических событий со сбитием самолетов, как тогда турки сбили наш самолет.

И второй вопрос. Как вы оцениваете позицию наших партнеров? В частности, Казахстана и Белоруссии. При рассмотрении резолюции в Совете безопасности ООН. По-моему, они нас не очень энергично поддержали.

В.Сунгоркин:.

- Да. С Казахстаном, конечно, вы точно ситуацию заметили. Мне кажется, это было неожиданностью и для России, потому что существует организация, которая называется ОДКБ – договор о коллективной безопасности, в который входит Россия и Казахстан. И в случае, если, условно говоря, у Казахстана возникнут проблемы с соседями, а всякое может там быть. Там соседи и Узбекистан, и Китай, которые могут по-разному развиваться в разных исторических ситуациях. Мы берем на себя обязательство защищать Казахстан точно так же, как, собственно, страну. И вот Казахстан проголосовал против нашей позиции.

Это, конечно, было несколько… На мой взгляд, как я понимаю ситуацию, это было несколько неожиданно. Дальше будут выяснять, что это было. И чего и как. И, кстати, все все понимают. И, по-моему, у нас сегодня Путин и Назарбаев сделали какие-то совместные слова в поддержку друг друга.

Могут ли дипломаты сильно влиять на историю типа сбитых самолетов? Лучше всего влияют последствия сбитых самолетов. Когда сбили самолет турки, они после этого получили громадные проблемы со стороны России. Около года они эти проблемы испытывали. В частности, мы закрыли весь въездной туризм из России. Это было серьезным ударом по экономике Турции. Израильтян очень хорошо воспитывать не дипломатией, не строгие иранские предупреждения, когда сбивают самолет израильский. То есть, все-таки военные решения, к сожалению, никто не отменял. И они бывают очень… Правильно говорят, что война – это продолжение политики другими средствами. Вот такая дипломатия – сбить очень хорошо помогает.

А.Яковлев:

- Часто употребимыми словами в дипломатических кругах стали «санкции» и «антисанкции». Санкции против нашей страны и на рынок повлияли, ряд компаний серьезно упали на рынках. И наши антисанкции – речь идет о законопроекте, в частности, о запрете американских товаров. И многие обратили внимание, прежде всего, на американские лекарства. Это для многих наших стало неожиданностью.

В.Сунгоркин:

- Зная нашу ура-патриотическую Думу, я считаю, мы можем столкнуться с нашим героическим парламентом. И с серьезными проблемами в плане санкций и антисанкций. Я считаю, что играть на рынке лекарств очень опасно. Потому что любая смерть онкологического больного, ВИЧ-инфицированного, а это сфера, где американские лекарства более эффективны, чем чьи бы то ни было, это будет уже серьезно портить атмосферу. С нас, конечно, станется. Там тоже есть в том же перечне, где лекарства, там есть еще: а давайте им не будем поставлять титан, из которых они строят боинги, а давайте не будем поставлять еще чего-то. А, двигатели для космических кораблей. Знаете, это все ужасно, потому что в любых ситуациях, когда мы применяем некие санкции или антисанкции, мы должны думать о том, как укреплять нашу страну. В чем уязвимость России? У нее просто ослабленная экономика. Была бы она у нас посильнее, как у Китая, никто бы с нами вот так не разговаривал, не пробовал бы нас ракетами теми же или угрозами, или санкциями…

Что, я считаю, надо делать? Надо всячески уклоняться и призывать через те же медиа относиться очень внимательно к санкциям, чтобы эти санкции по нам не ударили. Отказ от продажи двигателей? Да Америка через три года будет эти двигатели производить, но мы потеряем заводы, рабочую силу, рынок, технологии. Потому что нам столько двигателей не нужно. Что такое титан? Это 27 тысяч работающих. Вот мы не поставим титан… Американцы настолько сильнее нас экономика, это надо ура-патриотам понимать, она сильнее нашей раз в десять. Поэтому все наши так называемые санкции удара не дадут. Они ударят по нам.

Но. Есть целый ряд вещей, которые можно закрыть, радоваться и которые, как ни прискорбно, для американцев, их зацепит.

А.Яковлев:

- Если не этим, то как нам отвечать?

В.Сунгоркин:

- У нас существует массовое сомнение в адекватности нашего правительства. И адекватности вызовам времени. Я имею в виду под словом «правительство» социально-экономический блок. Это прискорбная ситуация, но нормальное правительство могло бы провести быстренько, а это не сложно в наше время, за сутки можно провести анализ и инвентаризацию того, что у нас есть от американцев. Навскидку. У нас от американцев в любом поселке на сегодня есть «Макдональдс». Заведение ужасного фастфуда, от которого ничего русскому народу, кроме нездоровья и ожирения, нет. И можно все эти фастфуды к чертам закрыть. Знаете, это такая национальная американская радость, что они по всему миру, фастфуды. И другие фастфуды. Этот чикенз, бургер-кингз и так далее. Изначально туда идет франшиза. Там американский капитал существует.

Американская техника, прежде всего. Автомобили. Господи! Закрыли ввоз американских машин, тем более, что они далеко не самые лучшие. Все эти шевроле, форды и так далее. Закрыли Гугл, если уж так припрет. Потому что наш Яндекс – это вполне конкурентоспособная вещь.

А.Яковлев:

- Это один из немногих рынков, где местный игрок навязал конкуренцию Гуглу.

В.Сунгоркин:

- Их, по-моему, осталось два – российский Гугл и китайский еще есть поисковик. Все эти напитки, кока-колы идут из Америки. Сусло это, концентрат. Думаете, это пустяки? Это то, что производят наши заводы от Владивостока до Калининграда, бадяжат это. Под словом «Кока-кола», «Пепси-кола», «Фанта», «Спрайт» и до горизонта. Вся эта линейка замещается в две минуты! Не умрет наш народ от жажды. Но вот это все собрать, включая технику, в том числе, и сельскохозяйственную. Вот это все в куче будет очень интересным таким ответом. А Гугл – это даже не мелочевка.

А.Яковлев:

- Не могу не процитировать одно сообщение: «У Макдональдса вкусно, недорого и чисто. Закройте лучше Госдуму!».

В.Сунгоркин:

- Ну, в Госдуме тоже вкусно, недорого и чисто. Поэтому логика, можно и посоревноваться.

Слушайте, в «Макдональдсе» вкусно, но я все-таки готов всячески проповедовать, что…

А.Яковлев:

- Вредно. Трансжиры и сахара.

В.Сунгоркин:

- Да.

А.Яковлев:

- Рамазан из Москвы к нам дозвонился.

- Здравствуйте! Я очень коротко. Вопрос задаю как мастодонту политики Владимиру Николаевичу Сунгоркину.

В.Сунгоркин:

- Спасибо за мастодонта.

- Не кажется ли вам, что более и более наша позиция в Сирии кажется комической? Поясняю. Мы в Сирии находимся на законных основаниях по приглашению легитимного руководства. Вся остальная шушера, которая там бродит, они там вне закона. При всем при этом подбивают турки наш самолет, мы отвечаем, что мы не будем у вас покупать помидоры. Подбивают второй самолет в зоне ответственности Турции, опять же, непонятно какой, но подбили там. Мы сделали вид, что вообще ничего не замечаем. Израильтяне делают чего хотят в этой Сирии. США вытворяют чего хотят. А мы в конце прошлого года, перед новым годом объявили, что мы там всех победили. Мы самые лучшие. Повесили погремушки именно генералам, я не говорю сейчас о майорах и старших лейтенантах и так далее. И вроде какая-то комедия разыгрывается.

Вам не кажется, что нам надо быть посерьезнее в Сирии?

В.Сунгоркин:

- Спасибо. Немножко вы тоже так опошляете, я бы сказал, ситуацию. Потому что американцы каждый свой шаг… Со стороны всегда вот так кажется, мы вот какие-то дурные, а остальные все молодцы. Я бы не относился комически к помидорам и туризму, потому что это был серьезный удар по турецкой экономике. Например, у «Комсомольской правды» были отношения рекламодателей с Турцией. И мы всех этих событий знали, что мы потеряли рекламодателей, и турки волосы на себе все рвали, потому что это огромная отрасль их экономики. У них там тоже политический кризис. Помните? Там совсем недавно была попытка переворота. Поэтому когда кажется, что там все хорошо, а мы какими-то помидорками пробавляемся, нет. Это не те помидорки, которые на тарелочке.

Второе. Американцам там тоже не сладко, поэтому они постоянно пытаются и тоже делают заявления, что они уходят. И они уходят не от хорошей жизни. Сегодня буквально они объявили, что хорошо, мы, американцы уйдем. И пусть арабы за нас воюют. Наемничество возрождаем, по сути. Это не от хорошей жизни. Арабы обойдутся тоже дорого.

Генералам вручили цацки и так далее. Я бы тоже так не превращал в такое вот… Вот генералы и они по определению лишние на этом празднике жизни. В армии нужны и солдаты, и офицеры, и генералы. И мы знаем по последним событиям, боевые генералы гибли во время событий. Вот самолет, который на посадке там по непонятным причинам, не исключаю, что сбили его. Есть и такая версия.

Хорошо там, где нас нет. Там все здорово. Сирия… Эмоционально я понимаю нашего слушателя. И в другой ситуации я бы так же, как и он, рассуждал. В эмоциональном настроении. Но когда вот так задумываешься всерьез, видишь, вот как из Сирии уйти? Там две наших базы. Если мы из Сирии сейчас уйдем просто, чтобы не быть комическими персонажами, да, страна развалится. Безусловно. Асад не удержится. Она разваливается, и мы теряем две свои базы на Средиземном море. Базы нам нужны, что бы напоминать периодически, что мы большая держава. И нам не надо, как Югославии, с легкостью угрожать и так далее.

Эти все вещи геополитические просто надо всерьез учитывать, рассуждая от обратного. Хорошо, мы ушли из Сирии. Что происходит? Сирия разваливается, в Сирии возрождается ИГИЛ, мы теряем базы. Это точно. Их будут бомбить с утра до вечера те же игиловцы через забор. Дальше этот ИГИЛ с криками «Аллах Акбар!» куда пойдет? Да он к нам и пойдет. У нас существует такая унавоженная территория, как Дагестан, Чечня и Ингушетия, которая сегодня замирена, но их двести лет назад мы тоже замирили, а потом мы ослабли и получили войну в Чечне. Мы сейчас ослабим и снова получим. Там далеко пойдет. До Татарии может дойти.

А.Яковлев:

- У нас чуть больше минуты. Еще одна тема. 7 мая инаугурация Владимира Владимировича Путина. И, возможно, точно новое правительство. Ждать ли сенсаций?

В.Сунгоркин:

- Хороший вопрос. Утром вроде надо ждать сенсацию, к вечеру снова все успокоится. Знаете, мне кажется, сенсации надо ждать, если будет такое наглядное ухудшение экономики. Тогда надо ждать сенсацию. В эту минуту что происходит? У нас сейчас курс доллара, который не самый последний фактор, он остановился и пошел назад. Рубль стал укрепляться. Если у нас назад все отойдет и все будет более или менее нормально в экономике, сенсации не будет. Но каждый день может приносить какие-то новые повороты.

А.Яковлев:

- Спасибо за этот разговор!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также