2019-05-22T23:14:30+03:00

Не будь тупой, детка: о том, как русский перевод убивает все труды западных авторов

Музыковед и переводчик о том, почему западные фильмы и сериалы звучат на русском так, словно это нерусский
Поделиться:
Комментарии: comments62
Переводчики как будто убеждены, что если человек американец, то и выражаться он должен как-то изощрённо. Как будто в Америке какая-то другая жизньПереводчики как будто убеждены, что если человек американец, то и выражаться он должен как-то изощрённо. Как будто в Америке какая-то другая жизньФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Американцы – тупые. Я, правда, с юности не бывал в США, а среди знакомых у меня американцев человека три от силы (да и те джазмены), но точно знаю: если не тупые, то какие-то странные. Роботы, возможно. Откуда знаю? Сериалы смотрю. По телевизору. То есть перевод русский отключить не могу, а английский оригинал не слышу. Говорят, в Америке сильная сценарная школа, а для написания диалогов отдельных райтеров выращивают. Но русский перевод все их труды убивает в зародыше.

Классика видеосалонов эпохи перестройки: обращение к женщине «детка» и вопрос раненому «ты в порядке?» притчи во языцех, но что заставляет переводчиков новых поколений бесконечно воспроизводить этот нерусский русский, язык, существующий только в переводах кино?

Лексика героев сериалов – либо устаревшая, либо книжная, либо выдуманная. Вот, например, существует наречие «живо». Вроде бы, нормальное русское слово. Я его в детстве часто слышал от бабушки, которая родилась в Москве в 1921 году. В её детстве «сбегай за хлебом, живо!» звучало, пожалуй, нормально и естественно. А в моём – уже как-то смешно. Ну да, бабушки – они такие забавные иногда... Но тридцатилетняя героиня, приказывающая ребёнку выключить «этот чёртов гаджет, живо» - это анахронизм. Тут либо – гаджет, либо – живо.

Перевод грубых/матерных оборотов – это отдельная беда, с которой так сразу не справишься. У переводчиков испокон веку два железных варианта для fucking: «долбаный» и «грёбаный». «Брось этот долбаный пистолет, Джек» - вроде привычно, но, как пел Цой, всё на месте, но что-то не так. Во-первых, место в предложении: в русском матерное словечко, скорее, междометие: мы не ругаемся на предмет, о котором говорим. Не «долбаный пистолет», а «Брось пистолет, блин». Как вариант. Да и вообще «долбаный», «грёбаный» - что это за отглагольные существительные такие? Мы что, дятлы в лодке с вёслами?

Грубые фразы без мата – тоже проблема. Юные спортсмены после победы ликуют: «Мы им надрали задницу!», «Мы их сделали!». Да, я знаю, что такое kick ass, ощущал неоднократно. Но кто по-русски так выражает упоение победой? «Мы их сделали» – стесняюсь спросить, из чего?

Совет не делать что-то выражается так: «Не будь глупым». В русском языке быть кем-то/чем-то – это постоянное качество. То есть если человек глуп – это навсегда. Мы вместо Don’t be silly говорим не глупи, не дури.

Существительные с вспомогательными глаголами и именные сказуемые – проклятье. Ломается вся сознания матрица. «Пит – великий танцор, нет, я имею это в виду, великий», говорит девочка-подросток про одноклассника. То есть Пит этот – танцор? Окей, раз великий, то, наверное, в юные годы свои работает уже в кордебалете у Бруно Марса или до Светланы Лободы дорос? В фильме ничего такого нет, а парень этот – гибкий, спортивный, отличное двигается, так что, владей его подружки русским, сказали бы просто «Пит отлично танцует». Я скажу, что «Мой сосед – отличный певец», если этот человек в Большом театре поёт. А если Чижа под гитару – то никакой он не певец, а просто хорошо поёт.

Проклятые глаголы-связки! Норма в английском предложении, костыли и подножки в русском. «Москва – столица нашей родины»: Москва подлежащее, а столица, не поверите, сказуемое, составное именное. «Второй том “Мёртвых душ” был написан Гоголем в 1840 году». Почему тут был? Потому что – сплыл, извините за резкость. Гоголь уничтожил рукопись. По сути второй том действительно был написан (но его уже нет), а первый том-таки написан, потому что мы все его читали, читаем и в любой момент можем перечитать, эту забавную историю, не так ли?

Кстати, о «забавном», funny. «Пит сказал, что болен – Забавно, только утром я видела его на пробежке». Чего тут забавного, чувак девушке наврал, но его спалили. Funny – не только забавный, но и странный, непонятный. В любом учебнике по теории перевода есть такой раздел – «Ложные друзья переводчика». Поглядите – сразу многое прояснится.

Вездесущее наречие «немного». «Почему бы тебе не выпить немного виски, Джон?» В оригинале, конечно, some – так называемый квантификатор, показатель количества. Как мы по-русски угощаем? «Вань, выпей водки!» Имеется в виду, не всю бутылку осуши, а рюмку-две. В русском для этого специальный падеж, «второй родительный», партитив по-научному. Стакан чаю, много шуму и тому подобное. Это важные оттенки, это – тонкость, но весь язык и состоит из тонкостей.

Американцы сериальные – воспитанные. Причём, вероятно, во Франции позапрошлого века. «Держу пари, он её трахнет», говорит накачанный юнец, наблюдая за тем, как приятель клеит девушку. Ну прям Портос с Арамисом! Вчера буквально в русском переводе «Аферы» Джона Гришема (в оригинале “The Rooster Bar”) чернокожая студентка говорит, «бьюсь об заклад».

Можно ещё долго составлять словарь русского сериального, но главное тут не в отдельных ошибках (кто их не совершал? У меня у самого их целый том наберётся). Странное вот что: переводчики сериалов как будто убеждены, что если человек американец, то и выражаться он должен как-то изощрённо, необычно, через все эти отглагольные существительные, вспомогательные глаголы и пассивный залог. Как будто в Америке какая-то другая жизнь, а у простых людей другие проблемы.

Но это не так, детка. Не будь тупой!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также