Общество

Разбуди в себе зверя: москвичи становятся фурри — человекоподобными животными

Взрослые люди выбирают вторую личность, заказывают дорогие костюмы и превращаются в лис, собак и драконов
Увлечение фурри в России началось более 20 лет назад.

Увлечение фурри в России началось более 20 лет назад.

Фото: Личный архив героя публикации

Парня с добродушной улыбкой зовут Сергей, ему 33 года. Он работает в администрации одного из столичных округов. Там его знают как исполнительного функционера. У него своя семья. Но другим больше известна его вторая личность — волк Балто. Такие, как он, называют себя фурри. «КП» рассказывает о субкультуре, которой увлекаются тысячи жителей Москвы.

СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЯ ФУРСОНА

Чаще фуррями становятся в подростковом возрасте. Каждый член сообщества выбирает фурсону — звериную душу, которая отражает его личность. Больше всего волков, лис, львов и тигров. Бывают и мифические существа, например, драконы. Все они предстают в образе антропоморфных существ. У каждого есть свои черты характера, которые могут отличаться от главной личности, и даже биография.

— Ассоциирую себя с волком с рождения. Много читал и познавал мир четвероногих. Моя фурсона любит помогать всем и спасать в нехороших ситуациях, — рассказывает Сергей-Балто.

Сергей и его фурсона волк Балто.

Сергей и его фурсона волк Балто.

Фото: Личный архив героя публикации

Явить фурсону миру можно несколькими способами. Самые экономичный — подобрать картинку в интернете. Кто-то обращается к художникам и просит нарисовать аватара. В сообществе много творческих людей, кто за деньги или по доброте готов воссоздать портрет фурри.

Особый шик, к которому стремятся большинство фуррей — собственный костюм. Цена на фурсьют (с англ. «мех» + «костюм») начинается от 25 тыс. рублей. За эту стоимость модельеры из тусовки фурри готовы сделать лишь голову и лапки. За полный образ берут от 85 тыс. рублей. Пошиву предшествует долгая проработка и обсуждение деталей образа.

— Сьют необязательный элемент, но все стремятся его заполучить. Мой обошелся мне в 93 тыс. рублей. Это второй фурсьют. Он более реалистичный. Первый был мультяшный. Но я решил сменить образ и продал его. Купил человек из Швеции, — говорит собеседник «КП».

Самыми удивительными Сергей называет квадросьюты — это костюмы, в которых фурри перемещается на четырех лапах.

— Когда человек перевоплощается в сьют, он раскрепощается. Пытается вести себя подобающе животному, симпатизируя поведению и повадкам. Помню, когда первый раз надел костюм — это было неописуемо! — вспоминает Сергей.

Так выглядел первый костюм, который москвич продал в Швецию.

Так выглядел первый костюм, который москвич продал в Швецию.

Фото: Личный архив героя публикации

«МЫ НЕ ПОЛИТДВИЖЕНИЕ»

Культура зародилась в США в 80-е годы прошлого века. Диснеевские мультики про животных, обилие комиксов в доинтернетную эпоху манили мечтательных натур. Взрыв случился после анимации «Король Лев», когда проникновенные образы персонажей полюбились во всем мире. С обсуждения этого мультфильма на допотопных интернет-форумах стартовало увлечение фурри в России в середине 90-х.

Сегодня фурри устраивают прогулки в московских парках, а иногда и фестивали. Играют в активности, танцуют и обнимаются. Очень много обнимаются: друг с дружкой, прохожими. Люди воспринимают их как аниматоров и по привычке предлагают оплатить фото со своим ребенком.

— Фурри — это не политдвижение, не сборище религиозных фанатиков. Нет иерархии и лидеров, кураторов или спонсоров. Ни протестов, ни пропаганды. Лично я всякие метки, флаги, символику пресекаю на прогулке, дабы не подумали, что это митинг или шествие. Фурри себя не рекламируют, но это, пожалуй, одно из самых добрых и открытых сообществ, — объясняет корреспонденту «КП» один из организаторов фестивалей фурри в Москве по прозвищу Фокс.

Свою личность он не раскрывает. Говорит, что ему от 30 до 40 лет и он коммерческий директор на производстве.

— На прогулки приходит народ от 15 лет до тех кому за 30. Редко, кому за 40. Пол чаще мужской. Все ради отдыха и стеба, — поясняет Фокс.

Фурри в Москве устраивают прогулки и фестивали.

Фурри в Москве устраивают прогулки и фестивали.

Фото: Личный архив героя публикации

О ЧЕМ БОЛИТ ДУША РУССКОГО ФУРРИ

— Йифф — беда сообщества. Из-за этого нас считают зоофилами или извращенцами. На самом деле йифф занимают в сообществе 10-15%! — говорит Сергей-Балто.

Yiff — это звук лис во время брачных игр. Причудливым словом из четырех букв называют ответвление в субкультуре. В нем человекоподобных фуррей делают героями непристойных комиксов. Художники увлеченно рисуют пошлые арты, на которых у лисички может появиться бюст, а у волка фаллос. Кто-то просто так самовыражается, другие продают контент.

Рисунками дело не ограничивается. Увлеченные йифф устраивают в ролевые игры — секс по переписке. Только главными героями общения становятся фурсоны.

«Ищу самку для ролевика. Готов к унижениями. Можем расписывать все на десятки строчек или сделать быстро, от каждого по три предложения» — так выглядит типичное объявление в йифф-сообществе. Желающие сыграть прикладывают картинку своей фурсоны и обязательно указывают, насколько они сильны в эпистолярном жанре.

— Делать йифф каноном среди фуррей любят всякие сумасшедшие. Они устраивают травлю фуррей, дело доходит даже до угроз расправы над активными фуррями, — рассказывает Фокс.

Большинство стремиться заполучить личный фурсьют. Фото: kor(ж)ик

Большинство стремиться заполучить личный фурсьют. Фото: kor(ж)ик

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

— Эти люди не умственно отсталые, но у них есть травматичные программы, которые они не осознают. Представители фурри хотят уйти из привычного общества и превратиться в животное. Это говорит о разочаровании в родителях, которые не обеспечили в раннем возрасте чувство уверенности и безопасности. Во взрослой жизни человек обычно не помнит этих событий и имеет прекрасные взаимоотношения с родителями. Но исследования показывают, что люди, которые приобретают облик кукол, мультяшных героев, наоборот довольно холодны с родителями, в особенности с матерью, — объясняет психолог Ольга Бурлакова.

По мнению специалиста, у ребенка закладывается акцент, что быть животным лучше, потому что вокруг такая среда: люди ведут себя как звери. Есть желание уйти из общества, где много агрессии.

Большинство фурри — люди творческие: музыканты, художники и писатели.

Большинство фурри — люди творческие: музыканты, художники и писатели.

Фото: Личный архив героя публикации

— Фурри сильно ограничены в чувстве ответственности, например, за своего ребенка. Им трудно выстраивать коммуникации: они сами себя отворачивают от людей и им довольно трудно социализироваться. Круг замыкается: фурри трудно выйти из субкультуры в нормальное общество, их не принимают, с ними не хотят коммуницировать.

Выбор фурсоны психолог сравнивает с традициями древних — усиливать свои качества с помощью ношения частей тела убитого животного. Например, человек хочет больше общаться, и проецирует это на собаку. Не хватает маневренности в жизни — выбирает образ хитрого лиса.

Вся субкультура держится на добром энтузиазме участников.

Вся субкультура держится на добром энтузиазме участников.

Фото: Личный архив героя публикации

Фурри, с которыми мы говорили при подготовке материала, рассказывают примерно одну и ту же историю: близкие сначала насторожены, но по прошествии времени принимают увлечение. Про детские травмы отмахиваются, мол, у каждого человека найдутся скелеты в шкафу. Однако психолог считает, что увлеченным фурри нужна терапия.

- Специалист должен помочь человеку вспомнить, осознать и трансформировать негатив в желание сотрудничать и общаться с другими людьми, через принятие своих родителей. Вопрос в том, что большинство фурри не считают, что они делают что-то ненормальное. Они думают что они интересные, эксклюзивные и просто выражают себя. Хорошо, что люди выражают непроработанные детские травмы таким безобидным для остальных людей способом, — отметила Бурлакова.

Фурсона может обладать уникальными чертами характера и биографией.

Фурсона может обладать уникальными чертами характера и биографией.

Фото: Личный архив героя публикации

P.S.

После публикации материала мы столкнулись с тем, что некоторые члены движения фурри не принимают озвученную позицию психолога. Мы попросили еще одного специалиста высказать мнение о том, что приводит участников в движение.

Комментирует психолог Наталья Малышева:

«Фурри — это средство самовыражения. Человек склонен уходить от реальности, если она его не устраивает. Опасно ли это движение? Ровно на столько, как и другие субкультуры. Если увлечение не несет никакой угрозы обществу и другим людям, не имеет политического подоплека, то оно может быть!

Каждый сам волен выбирать как бороться с депрессией, развлекать себя и мы не можем однозначно судить и осуждать этих людей. Мы все говорим о личном пространстве о его непреклонности и тут же пытаемся уличить в неадекватности этих людей, по-моему они абсолютно нормальные. Просто так жить веселее и проще: одел костюм и пошел. То, что людям свойственны неординарные подходы, не отнять. Когда это безобидно, то пусть будет.

В Японии культ аниме. Люди проживают жизнь любимых героев. Даже на работу ходят в костюмах».