2019-11-20T17:45:41+03:00

Они вернулись из Ада: зачем Россия возвращает детей, чьи родители сбежали воевать за террористов

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова рассказала "КП", как спасают наших маленьких сограждан из приютов и тюрем Ирака
Поделиться:
Комментарии: comments446
Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенкаФото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка
Изменить размер текста:

Вчера вечером в Москве приземлился спецборт МЧС из Ирака. Четвертый подобный за этот год. Пассажиры этого рейса — маленькие дети, многие из которых и страну-то свою никогда не видели. Они родились в ИГИЛе (запрещенная в России террористическая организация), и у многих из них родители навсегда остались по ту сторону - или на пожизненные сроки за терроризм в тюрьмах Ирака и Сирии, или погибли в этой бессмысленной войне. Маленькие заложники ошибок своих родителей теперь могут попасть и в другие сети — общественного мнения, здесь, на Родине. Должны ли дети отвечать за поступки своих родителей?

Самолет МЧС совсем не похож на обычный пассажирский. Разве что кресла такие же. На этом рейсе к брутальному антуражу добавились мягкие игрушки. А еще надутые, как воздушные шарики, медицинские перчатки.

- Это уже своеобразный символ вывезенных нами оттуда детей, - говорит Уполномоченный при Президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова. - Дорога длинная и непростая, надо же как-то малышей развлекать.

Уполномоченный при Президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова встречает борт с детьми в аэропорту. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Уполномоченный при Президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова встречает борт с детьми в аэропорту. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Этот борт привез 18 мальчиков и 14 девочек. Все маленькие — от года до 9 лет. Шестеро из них круглые сироты - ни мамы, ни папы.

- Самый первый самолет с детьми из Багдада прилетел в Москву 31 декабря 2018 года. - вспоминает Кузнецова. - Я тоже тогда летала, встречалась с властями Республики, обговаривали дальнейшую работу. И тогда не знали, как все пойдет и где придется встречать новый год. Сотрудники МЧС даже наряженную елку в салоне установили на всякий случай. Привязали прямо к радиатору.

Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

После этого было еще три вылета. В феврале и июле 2019 и вот сейчас. Всего вывезено 122 человека.

- Большинство малышей мы забрали из тюрем, где они находились со своими матерями. Там у них в Ираке не как у нас, и дети сидят с родителями не до трёх лет, все по-другому. И тюрьмы — огромные бараки, где в одном помещении все-все, до 90 кроватей, - продолжает Кузнецова. - Ну а кого-то нашли в приюте. У многих не было ни российских документов, ни каких-либо других, ни даже имен, потому что записать их могли со слов человека, который, например, ребенка в приют сдал. И что ребёнок из России, тоже знали только со слов. Власти Иракской Республики пошли навстречу, запустили наших врачей в тюрьмы и приюты, они брали пробу ДНК, чтобы установить родство с российскими бабушками и дедушками. Не знаю, стоит ли про это писать, но пара врачей вернулись оттуда с чесоткой.

Все дети прилетели с браслетами на руках, где написаны их имена и фамилии. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Все дети прилетели с браслетами на руках, где написаны их имена и фамилии. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Работа по возвращению наших детей из зон конфликта началась еще в 2017 году и именно в аппарате уполномоченного с 40-ка заявок от обеспокоенных родственников. Решили узнать, что в других регионах, и оказалось что везде таких заявок полным-полно. В Ярославской области, Новгородской, Екатеринбурге, Перми, Челябинске, Чечне, Ингушетии, Дагестане. Объем задач поразил. Позже была создана специальная комиссия, в которую входили представители МИД, МЧС, МВД, Минздрава, социальных служб и прочих ведомств. Необходимо было переделать целый вал бюрократической работы, начиная от того, как сделать свидетельства о рождении и паспорта детям, у которых вообще никаких документов, заканчивая актами передачи, переводами на арабский, координации действий всех ведомств, общением с родственниками, которые ждут ребенка здесь в России. Организовать полет, всех со всеми скоординировать. Огромная работа, заканчивая тем, что на всех детей просто пледов надо закупить, игрушки, одежду, ведь первый раз часто малыши оттуда приезжали просто в лохмотьях, шлёпках или босые.

- Очень, кстати, приятно удивила родня детишек. Звонят, пишут, ищут. Хотя казалось бы… Но не могут люди спокойно сидеть дома и пить чай у телевизора, когда племянник или внук там где-то в неизвестности и аду.

- Многие считают, что не надо было их спасать. Дети террористов...

- Дети, есть дети. Да, родители их — взрослые люди — сами сделали свой выбор. Должны ли за него отвечать малыши? Сидеть в тюрьмах? Скитаться и попрошайничать там на улицах? И потом, какими они там вырастут и какими вернутся (а многие вырастут и захотят вернуться) сюда в Россию? Конечно, просто привести их мало, нужна работа по реабилитации, работа на местах уже. Чтобы детей нормально принял социум, не сделал изгоями. Но я не думаю, что дети, которые побывали в аду, а там действительно ад, захотят когда-нибудь обратно вообще.

Шестеро из прилетевших в Россию детей - круглые сироты. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Шестеро из прилетевших в Россию детей - круглые сироты. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

У сбежавших в Сирию террористов здесь в России осталась родня, которая тоже пережила ад. Не уберегли, не смогли предостеречь и остановить. Матери, потерявшие навсегда своих взрослых дочерей, плачут горькими слезами. Нет там никакой ни правды, ни романтики, а вербуют всех исключительно в качестве пушечного мяса и всех- всех, кто туда попал, в конце концов ждало горькое разочарование. Но совершенных ошибок уже не исправить. Загляните в глаза ребёнку - и это самая действенная пропаганда против вербовки.

- Мы сейчас и в Сирии начинаем работу с детьми. К сожалению, допуск нам разрешён пока только к сиротам. Это в лагере для беженцев Аль-Холь,- говорит Кузнецова. - Одному малышу три месяца, и там у него уже никого нет. Бросить его там умирать, потому что он опасен для России?

Из Ирака вывезли 122 ребенка, но это не всё

Следующим этапом этой миссии станет поиск российских детей на территории Сирии для их возвращения на родину - всего в списках аппарата детского омбудсмена уже значатся 146 таких детей, они могут находиться в лагерях беженцев, живут в палатках, где адская жара, а сейчас холод, и антисанитария, нет элементарного — воды. Сотрудники гуманитарных миссий («Красный крест», «Врачи без границ») и других как могут помогают этим людям, возят гуманитарку, лекарства, лечат. Они тоже зря что ли спасают заблудшие человеческие души?

Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Новый мир из окна автобуса

В Ираке детей депортируют через суд. Подготовка к этому событию идет долгие месяцы, а сама эвакуация очень быстро, буквально одним днем. Рейс МЧС вылетает ночью накануне суда, чтобы успеть к заседанию в Багдаде. Туда привозят и мам с детьми. Быстро проходит процесс и родители передают малышей в руки наших. По сути, чужих этим детям дядям и тетям. Это врачи Центра медицины катастроф МЧС России, сотрудники МИДа и Минздрава. Из суда все в самолет, и тут же обратно. Все одним днем.

У многих детей не было не то что российских документов, но даже имен. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

У многих детей не было не то что российских документов, но даже имен. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

- Ой, там в суде такой рев стоит, - рассказывает мне педиатр Ирина. - И мамы ревут и дети. В этот раз у нас вообще большинство малыши - от года до 9 лет. Одну девочку весь полет успокоить не могли. Кричала, плакала: «Мама, мамочка! Где мама».

- Это потому что я вчера маленькая еще была, потому и плакала. А сегодня я уже большая. - По-взрослому рассуждает та самая девочка, 4-летняя Хадижа . Она не выпускает из рук самодельный холщовый рюкзак, в нем все ее нехитрые пожитки. Из каких-то тряпочек в тюрьме ей сшили шапку, чтобы не замерзла. До того, как Хадижу, завернутую в плед, вынесли на руках из самолета, она даже и не знала, что такое холод. - Мама сказала, тут тюрьмы не будет. Тетя, смотри какая большая машина? Откуда она здесь? - девочка этот мир видит вообще впервые. - А там магазин? Что такое магазин? А скоро приедем в тюрьму, а-то я пить хочу.

Подготовка к возвращению детей из Ирака идет долгие месяцы, а сама эвакуация проходит буквально за день. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Подготовка к возвращению детей из Ирака идет долгие месяцы, а сама эвакуация проходит буквально за день. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

- Мы не в тюрьму едем, а в больницу. Там тебя ждет бабушка…

- Бабушка Наташа, я ее никогда не видела. Мама сказала, она в очках. А в больнице можно мыться? Или там вода из крана тоже грязная?

Малышка в своей маленькой жизни ничего не видела, кроме застенок. И всю дорогу болтала без умолку, так ее впечатлила привычная нам картина за окном автобуса, к которой мы привыкли и называем серой.

Детский плач стоял всю дорогу из аэропорта до Москвы. То один проснется и начнет рыдать, то другой. Совсем малыш заходился плачем всю дорогу. Кто только не пытался его успокоить.

К Научному центру здоровья детей мы подъехали уже к ночи. А с обеда здесь уже толкутся родственники, съехавшиеся сюда со всей России. Слезы и всхлипывания слышны еще на подъезде. А внутри начинается просто рев.

- Мой, мой! Мой внук! По глазам вижу, - кричит от счастья бабушка. - Дайте мне его скорее! Маленький мой. - Ревет она.

Этой бабушке самой всего-то 38. Дочка уехала учиться в Москву из родной Нижегородской области, потом пропала. Через 2 года только семья узнала, что она в ИГИЛ.

- Сотрудники «Красного Креста» мне позвонили. Сказали, что она там, вся больная уже и ей очень плохо. И что есть внук. Я стала писать везде, просить всех вернуть хотя бы малыша. Год его искали… Нашли. Не могу даже поверить в это.

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова. Фото: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка

Вот он сидит на больничной кровати с бананом. Дети как-будто чувствуют, что вот рядом родные люди. Сразу успокаиваются. А родня наоборот, плачет, плачет и плачет.

Утром плакали их мамы, понимая, что наверное никогда больше своих детей не увидят. А вечером тети, дяди, бабушки и дедушки то ли от счастья, то ли от горя. Такая вот дорога домой, дорога слез.

- А меня лично очень меня поразила история одного папы, который приехал за своими детьми. Жена его бросила и уехала беременная и со старшим ребёнком туда в Сирию. Он долго их искал, ждал и переживал, а когда увидел детей - это счастье словами не передать, - поделилась впечатлениями Кузнецова - «Посмотрите, на меня похожа!», спрашивал он буквально у каждого. Свою родную дочь он увидел вообще впервые.

P.S. Под каждой новостью про вернувшихся оттуда детей в интернете наряду со словами поддержки есть огромное количество негативных комментариев. И под этой тоже будут, я уверена. Просто хочу напомнить, что после Великой Отечественной некоторые также думали и про тех, кто вернулся из концлагерей, хотя тогда ситуация была совсем другая, но реакция... Мой двоюродный дедушка Леша пришел пешком в родную Белоруссию из Освенцима. Ему было 13, худой — кожа и кости. Во дворе и в школе его обзывали предателем Родины, его много лет вызывали на допросы. Он вырос и стал выдающимся детским хирургом, спас тысячи жизней. Он всегда улыбался и радовался каждому дню и каждому кусочку хлеба. Очень любил жизнь и людей.

Спецборт МЧС России осуществил эвакуацию 32 российских детей из Багдада в Москву.Дети, возрастом от 1 года до 9 лет, перенесли четырехчасовой перелет хорошо. На борту самолета, оборудованного медицинскими модулями, их сопровождали сотрудники аппарата Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, спасатели МЧС России, врачи-педиатры и психологи. Видео: пресс-служба МЧС

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мама сказала, что здесь уже будет не тюрьма». Самолет с 32 российскими детьми из Ирака приземлился в Москве

Это последняя большая группа детишек, вывезенная из тюрем и приютов Багдада. Всего за 2019 отсюда забрали на Родину 122 ребенка (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также