2020-05-28T19:21:44+03:00

Иосиф Пригожин: Я мразенышем Шнура не называл, у меня его телефона нет. Это пранкеры!

В эфире Радио «КП» скандальный продюсер заявил, что «готов мириться с кем угодно», но «добро никогда не победит зло»
Поделиться:
Комментарии: comments73
Пригожин посетовал, как тяжко сейчас артистам — ни гастролей, ни денегПригожин посетовал, как тяжко сейчас артистам — ни гастролей, ни денегФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН
Изменить размер текста:

Грандиозный скандал, который устроили Сергей Шнуров и Иосиф Пригожин, достиг апогея - мужчины наговорили друг другу такого, что отчетливо запахло дракой. Дело было так: Пригожин вслед за стриптизером Тарзаном посетовал, как тяжко сейчас артистам — ни гастролей, ни денег. Шнур жестко Пригожина высмеял в серии задорных стишков — мол, кому-кому, а не Пригожину на жизнь жаловаться. Слово за слово, дошло до прямых оскорблений. В эфире программы «Культурный код» на Радио «КП» в конфликте разбирался наш ведущий — театральный режиссер Юрий Грымов. Он позвал в эфир Иосифа Пригожина и задал ему вопросы по существу. Публикуем избранные фрагменты этой беседы. Аудиоподкаст слушайте на сайте radiokp.ru.

Иосиф Пригожин - про переписку со Шнуровым: Некрасиво писать дерьмо, при этом даже предварительно не договорившись

00:00
00:00

Юрий Грымов:

- Вот у меня такой вопрос к вам, Иосиф. Скажите, пожалуйста, вы своим заявлением какую цель преследовали?

Иосиф Пригожин:

- Меня попросили оценить то, что сказал Сергей Глушко (он же Тарзан. - Ред.). Он сказал главное: действительно, музыканты и творческие люди оказались самыми незащищенными. Особенно те, кто еще не подошел к пенсионному возрасту. А это не только состоявшиеся звезды, у которых есть подушка безопасности - это огромное количество ребят, которые только начали делать свою карьеру. Они действительно остались без средств.

Юрий Грымов:

- Вы в своем интервью сказали и про десятку самых топовых артистов, что им плохо.

Иосиф Пригожин:

- Юра, артист – это же как предприятие целое. Вокруг артиста - назовем слово «кормится», ничего, если так? Не обижу никого?

Юрий Грымов:

- Немножко обижаете, мне кажется. Они же ваши ближние люди. Почему они кормятся?

Иосиф Пригожин:

- Хорошо. Мы их содержим, как хотите. Артист как бренд является работодателем огромного количества людей. Рядом с ним формируется большой штат людей: у некоторых балет, у других администраторы, костюмеры…

«ВАЛЕРИЯ ПРОТИВ, ЧТОБЫ Я РЕАГИРОВАЛ НА ШНУРОВА»

Юрий Грымов:

- Я прочитал, что вы платите больше 10 миллионов рублей налогов в год. Правильно?

Иосиф Пригожин:

- Больше, конечно. Мы только за последний и первый квартал заплатили 10 [миллионов].

Юрий Грымов:

- Значит, ежегодный доход от вашей деятельности больше 2 млн евро в год, правильно?

Иосиф Пригожин:

- Ну, плюс-минус, наверное. Могу сейчас ошибиться.

Юрий Грымов:

- У меня в театре «Модерн» сейчас очень хорошо существуют люди, никто не плачет. Потому что у успешных театров была «подушка». И мы выплачиваем зарплату. Почему вы тогда не поддерживаете людей из тех больших доходов в 2,5 млн евро в год? Вы поддерживаете сейчас людей или нет?

Иосиф Пригожин:

- Которые работают у нас? Конечно. Но вы такую вещь упустили… Вы знаете, сколько стоит клип? Вы их сами снимали. Вы понимаете, что нам приходится покупать песни, у нас есть расходы, связанные…

Юрий Грымов:

- Я сейчас начну вам рассказывать про шахтеров.

Иосиф Пригожин:

- Секундочку! Мы не про шахтеров. Я говорю не о сложностях. Вы сейчас назвали цифру в 2 млн. Отнимите оттуда клипы и покупку песен!

Юрий Грымов:

- Сколько стоит песня?

Иосиф Пригожин:

- Она может и 100 тысяч рублей стоить. И сто тысяч долларов.

Юрий Грымов:

- Песня может стоить от 100 тысяч рублей до 100 тысяч долларов при доходе 2,5 млн евро с лишним в год у Валерии и Иосифа Пригожина. Я бы не стал сейчас эту тему развивать, потому что она тупиковая. В каждом бизнесе это есть - то, что мы называем себестоимость.

Шнур жестко высмеял Пригожина в серии задорных стишков Фото: Михаил ФРОЛОВ

Шнур жестко высмеял Пригожина в серии задорных стишковФото: Михаил ФРОЛОВ

Иосиф Пригожин:

- Начнем с того, что мы, например, родители шестерых детей. И чем старше становятся дети, тем больше растут расходы...

Юрий Грымов:

- Я вас поздравляю, потому что радиослушатели тоже имеют детей. Согласитесь, ваша аудитория – это люди. И вы вошли в конфликт с людьми, на которых вы работаете.

Иосиф Пригожин:

- В какой я вошел конфликт, Юр?

Юрий Грымов:

- Этот скандал вас разве красит? Я читал [вы писали]: «Ты в натуре что-то куришь или колеса глотаешь», да? Ну, разве это нормально?

Иосиф Пригожин:

- У меня в семье на этот счет большой разлад. Валерия категорически против, чтобы я реагировал на Сергея Шнурова. Меня раздражает одно: есть святые вещи, которые трогать нельзя - жену, детей, мать, родителей. Хочешь разбираться друг с другом по-мужски - выскажи, хоть на лбу что угодно напиши. Но никогда не задевай... Где Лера, где фанера? Валерия – профессиональнейший артист, который закончил вуз, получил диплом. И является педагогом по образованию, профессиональный человек. Он уже не первый раз пытается ее задеть в оскорбительной форме. Это моя реакция исключительно, я никогда никому щеку свою вторую не дам. Даже если я буду понимать, что я слабее своего противника, я пойду с ним драться. И не потому, что я такой гордый. В силу своего воспитания (Валерию Шнуров также упомянул в одном из своих стишков, но в нейтральном контексте: «Я [фигею], дядя Йося. Бедствуете с тетей Лерой?». - Ред.)

В эфире программы «Культурный код» на Радио «КП» в конфликте разбирался наш ведущий — театральный режиссер Юрий Грымов Фото: Евгения ГУСЕВА

В эфире программы «Культурный код» на Радио «КП» в конфликте разбирался наш ведущий — театральный режиссер Юрий ГрымовФото: Евгения ГУСЕВА

Светлана Андреевская, ведущая Радио «КП»:

- Так сообщение вы написали? Сергею Шнурову (Лидер «Ленинграда» опубликовал телефонную переписку, где Пригожин ругает его матерными словами. - Ред.)

Иосиф Пригожин:

- Какое сообщение?

Светлана Андреевская:

- Мразеныш, такое слово там было.

Иосиф Пригожин:

- Вы сейчас говорите о личной переписке? Дело все в том, что пранкеры могут позволить себе откуда угодно отправить любое сообщение. В принципе, я не возражаю против этого сообщения, но у меня нет телефона Шнурова. Я с ним никогда не общался. У меня был старый его телефон, который он уже сто раз поменял.

Светлана Андреевская:

- То есть это не вы писали?

Иосиф Пригожин:

- Нет. Даже если бы у меня была личная переписка, разве по-мужски, что взрослый мальчик, почти 50 лет, такой хайпорез, хайпожор, который берет и опубликовывает личную переписку?!

Юрий Грымов:

- Для меня новое слово в русском языке появилось – хайпожор. Мы это в конце оставим, вы переведете. Что это такое?

Иосиф Пригожин:

- Это который не может наесться. Которому главное – быть на виду. А сейчас для куражу я вам попу покажу! Вот так как-то.

«ЭТО БЫЛА САМООБОРОНА»

Светлана Андреевская:

- Надо эту тему закрыть, по поводу Шнурова. Человек такого статуса - как он может обманывать, публикуя переписку? Мне не очень верится в это.

Иосиф Пригожин:

- Некрасиво писать дерьмо, при этом даже предварительно не договорившись.

Юрий Грымов:

- Согласитесь, как продюсер, вы должны сглаживать углы. А сегодня получается так, что вы их заостряете. И вы прекрасно знаете, что залезть в бутылку легко, вылезти из нее очень тяжело.

Иосиф Пригожин:

- Я защищаюсь. Это называется самооборона. В борьбе все средства хороши.

Юрий Грымов:

- Вот так? Вы готовы вызвать на дуэль Шнурова?

Иосиф Пригожин:

- Мне все равно. Если правда на моей стороне, я готов ее доказывать до конца.

Юрий Грымов:

- Иосиф, а вам не кажется, что а последнее время в масс-медиа мы видим гигантское количество этих баттлов, вызывания на ринг. Почему такая агрессия? И в вас тоже много агрессии! Почему вы не можете уступить на шаг в сторону и повесить груз ответственности этого хамства на другого человека?

Иосиф Пригожин:

- На кого?

Юрий Грымов:

- На того же Сергея Шнурова! Почему вы ему пытаетесь отвечать на его же, как вы говорите, грязном языке?

Иосиф Пригожин:

- Просто пройти, промолчать? Проглотить слюну? Проглотить его плевок, который он сделал в лицо? Я не могу так.

Юрий Грымов:

- То есть, вы будете биться в кровь.…

Иосиф Пригожин:

- Вы говорите, как Валерия. Потому что она интеллигентный человек, воспитанный. Я, наверное, не такой интеллигентный. И не так воспитан.

Юрий Грымов:

- Но вы же представляете шоу-бизнес. И вы являетесь мужем, отцом. Примером для шестерых детей.

Иосиф Пригожин:

- В шоу-бизнесе много разных людей. Одного пропустил, второго… Вы знаете, в чем проблема сегодняшнего мира? У нас были величайшие люди: Станислав Говорухин, Иосиф Давыдович Кобзон. Иосиф Давыдович - как символ и ориентир, на кого можно быть рассчитывать. Всегда к нему можно было обратиться. И даже в сегодняшней ситуации, он бы от имени всего цеха пошел и разговаривал бы и с властью, и с кем угодно. Он никогда не боялся выходить в публичное пространство.

Юрий Грымов:

- Вы сейчас вышли в публичное пространство. И защищаете свой цех, когда Тарзан, он же Глушко сказал, эти слова про пенсионеров…

Иосиф Пригожин:

- Он их не оскорбил.

Юрий Грымов:

- Вы знаете, какая средняя пенсия в России?

Иосиф Пригожин:

- Я знаю. У нас мамы получают пенсии. Мы что, Луны свалились?! Конечно, знаю. Три копейки!

Юрий Грымов:

- Вы чувствуете ответственность, как вы можете повлиять словом, поступком на свою аудиторию?

Иосиф Пригожин:

- Сто процентов.

Юрий Грымов:

- Тогда я вам задаю вопрос. Я вам предлагаю, Иосиф, сейчас в эфире Радио «Комсомольская правда» протянуть руку мира Шнуру. И он не прав, и вы не правы. Вы способны протянуть руку мира?

Иосиф Пригожин:

- Да я кому угодно готов протянуть руку.

Юрий Грымов:

- То есть вы не хотите мстить, обижаться, бить ему лицо?

Иосиф Пригожин:

- Вы меня об этом просите?

Юрий Грымов:

- Я прошу вас. Потому что я уверен, что агрессия не стоит наших с ваших нервов, не стоит нервов тех людей, которые переживают за Валерию, за других актеров, которые тоже на чьей-то стороны должны быть. Довольно-таки грязная история произошла.

Иосиф Пригожин:

- Никто не должен опускаться до оскорблений. Вы же не адвокат Шнурова.

Юрий Грымов:

- Нет, я даже с ним не знаком.

Иосиф Пригожин:

- А я его видел пару раз в жизни, наверное. Хотя в жизни он производил гораздо интереснее впечатление.

Юрий Грымов:

- Вы прощаете Шнурова?

Иосиф Пригожин:

- Вы задайте этот вопрос Шнуру. Я-то готов простить кого угодно.

«ДОБРО НЕ ПОБЕДИТ ЗЛО»

Иосиф Пригожин:

- Только сила способна отрезвлять человека. К сожалению, не все способны доброе слово воспринимать…

Юрий Грымов:

- Только добро способно творить добро, а не сила.

Иосиф Пригожин:

- Вы сейчас как священник. Вы пытаетесь привести людей в чувство, объясняя, что добро победит зло. Добро никогда не победит зло. Знаете, почему? Потому что добро не способно…

Юрий Грымов:

- Нет, добро всегда побеждает зло. В итоге зло проигрывает.

МНЕНИЕ

Сергей Шнуров: Эстрада госзаказа, или Почему большинство звезд в стране – «липовые»

Послесловие к разборкам музыканта с Иосифом Пригожиным (подробности)

Сергей Шнуров: Этих липовых звезд кормят не зрители, а госзаказы на «голубых огоньках»

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также