Можно ли ликвидировать иностранные активы без налоговых взысканий в 2020 году

Среди отечественных предпринимателей много лет существовало убеждение, что капиталы, выведенные за границу, оказываются в полной недосягаемости для российских налоговых органов. При этом иностранные счета и компании массово использовались не только для ведения бизнеса в другой стране. Последние годы показали, что ситуация изменилась…

Что такое зарубежные активы и чем грозит владение ими

В попытке защитить собственные средства и уклониться от уплаты налогов в казну своей страны российские бизнесмены годами практиковали инвестиции в иностранные активы для облегчения налогового бремени — прибыль из страны-источника без проблем переносилась под офшорные юрисдикции. Излюбленными местами для размещения капитала были Швейцария, Кипр, Великобритания, Монако, Сингапур — перечень таких стран достаточно велик.

Одна из форм таких зарубежных активов — это контролируемые иностранные компании (КИК). Владение иностранными активами через КИК, по сути, было конфиденциально и безопасно, к тому же предполагало гибкое управление финансами при минимальных налогах: например, можно было реализовать активы через продажу акций компании-владельца. Еще один плюс — возможность вести международную торговлю, заниматься строительством недвижимости без соблюдения валютных ограничений, предписанных российским законодательством.

Согласно определению, изложенному в Налоговом кодексе РФ, контролируемая иностранная компания — это организация или иностранная структура без образования юридического лица (ИСБОЮЛ), которая сама не является налоговым резидентом России, а ее контролирующим лицом выступает физическое лицо или компания со статусом налогового резидента РФ (пункты 1 и 2, а также подпункты 1 и 2 пункта 3 статьи 25.13 НК РФ)[1]. Так что хотя компания и выглядит зарегистрированной за рубежом или даже ведет там деятельность, ее владельцем фактически является человек с российским гражданством или российское юридическое лицо, что накладывает на владельца определенные обязательства перед государством. Деятельность КИК сегодня регламентируется главой 3.4 Налогового кодекса РФ[2].

В мировой практике уже давно существуют законы, по которым прибыль КИК приравнивается к личному доходу ее контролирующего лица, независимо от того, осталась ли прибыль на счетах компании или была выплачена в качестве дивидендов. Это сделано для того, чтобы предприниматели из стран с высокими налогами перестали активно создавать офшорные компании в качестве кошельков для накопления капиталов и тем самым уходить от уплаты налогов у себя на родине.

Для тех, кто по-прежнему стремится к сокрытию доходов, полученных от КИК, ситуация осложняется тем, что для России действует Конвенция о взаимной административной помощи по налоговым делам, ратифицированная с оговорками и заявлениями Федеральным законом от 4 ноября 2014 года № 325-ФЗ. Ратифицирующий Конвенцию закон с того времени претерпел семь изменений, его последняя редакция датируется 12 ноября 2018 года.

На заметку

Страсбургская Конвенция в рамках договора № 127 (ETS № 127) впервые была открыта для подписания еще 25 января 1988 года, а 27 мая 2010 года парижским Протоколом (CETS № 208) в нее были внесены изменения, вступившие в силу 1 июня 2011 года. На сегодня Конвенция распространяется на 105 юрисдикций[3].

После ратификации Конвенции между Россией и другими странами-участницами начал осуществляться довольно активный обмен информацией о финансовых счетах, а с 2019 года — обмен отчетами о международных компаниях. Контроль усилился, а значит, тайное владение КИК, счетами и другими иностранными финансовыми активами и использование их для минимизации налогообложения постепенно стало нерентабельным, а иногда и невозможным. Кроме того, многие государства увеличивают стоимость банковского обслуживания и количество необходимых документов, а кое-где даже находят причины не отдавать владельцу деньги, мотивируя это их сомнительным статусом.

Согласно российскому законодательству, а именно пунктам 1 и 3 статьи 25.14 НК РФ, контролирующие лица обязаны уведомить налоговый орган о своем участии в КИК не позднее трех месяцев с момента возникновения доли участия[4]. Также контролирующее лицо должно регулярно подавать уведомление о контролируемой компании. Сроки подачи такого уведомления закреплены пунктом 2 статьи 25.14 НК РФ — не позднее 20 марта года, следующего за налоговым периодом, в котором был получен доход[5].

Штраф за нарушение сроков подачи уведомления или предоставление недостоверных сведений составляет 100 000 рублей (согласно пункту 1 статьи 129.6 НК РФ)[6]. Более суровое наказание ждет того, кто пытается избежать уплаты налога с прибыли КИК или уплатить его неполностью. Штраф за такое нарушение по закону составляет 20% от суммы неуплаченного налога, но не менее 100 000 рублей (статья 129.5 НК РФ)[7]. За уклонение же от уплаты налогов в крупном размере предусматривается уголовное наказание — вплоть до лишения свободы сроком на три года (статья 198 УК РФ)[8].

Как можно избежать налоговых выплат: из истории вопроса

Для решения проблемы деофшоризации в июне 2015 года вступил в силу Федеральный закон от 8 июня 2015 года № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[9]. Этот закон установил механизм проведения первой амнистии капиталов — добровольного декларирования физическими лицами своих счетов и компаний за рубежом путем предоставления в налоговые органы специальной декларации. Физическое лицо отныне имело право однократно подать такую декларацию и получить освобождение от всех видов ответственности — налоговой, административной и уголовной — в отношении всех деяний, связанных с задекларированными иностранными активами и обязательствами и совершенных до 1 января 2015 года. Декларацию необходимо было предоставлять в сроки с 1 июля по 31 декабря 2015 года, но позднее период был продлен до 30 июня 2016 года.

19 февраля 2018 года вступил в силу целый пакет законов, давший старт второму этапу амнистии капиталов, в их числе:

  • Федеральный закон № 33-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;
  • Федеральный закон № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и статью 3 Федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)»;
  • Федеральный закон № 35-ФЗ «О внесении изменений в статью 76.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В целом на втором этапе для участников амнистии представлялись те же самые гарантии, что и в ходе первого этапа: возможность освобождения от всех видов ответственности в отношении деяний, свершенных до 1 января 2018 года (пункт 13 статьи 4 Федерального закона № 140-ФЗ) при декларировании зарубежных активов. Дополнительно стало возможным декларировать не только те счета, которые были открыты до 1 января 2018 года, но и закрыты на дату подачи декларации при условии, что они открывались до указанной даты.

Федеральный закон № 34-ФЗ внес изменения и в НК РФ. В частности, доходы, полученные при ликвидации КИК, при соблюдении определенных условий отныне не подлежали обложению НДФЛ (пункт 60 статьи 217 НК РФ)[10]. Для получения льготы контролирующему лицу необходимо было лишь ликвидировать компанию, то есть решить вопрос деофшоризации и перевести активы в прямое владение физического лица — резидента РФ. Если это денежные средства, то их необходимо было перевести на расчетный счет в российском банке, а если речь шла о недвижимости, то на нее переоформлялось право собственности.

Для получения налоговой льготы также необходимо было, во-первых, подать соответствующую специальную декларацию и заявление об освобождении доходов от налогообложения. В нем указывались характеристики полученных активов, а их стоимость в обязательном порядке подтверждалась соответствующими документами, например промежуточным ликвидационным балансом компании. Во-вторых, необходимо было соблюсти срок ликвидации КИК и подачи декларации — 1 марта 2019 года. По оценкам экспертов, за первые два этапа амнистии было подано около 20 тысяч деклараций, при этом объем задекларированных активов не разглашается[11].

Однако этим амнистия капиталов не ограничилась, и тем, кто не участвовал в предыдущих этапах, был дан еще один шанс.

Ликвидация КИК и перевод иностранных активов в Россию как способ избежать налогообложения

29 мая 2019 года вступили в силу еще два закона, касающиеся амнистии капиталов и, по сути, давшие старт ее третьему этапу:

  • Федеральный закон № 110-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;
  • Федеральный закон № 111-ФЗ «О внесении изменений в статью 45 части первой и статью 217 части второй Налогового кодекса Российской Федерации».

Третий этап амнистии продолжался вплоть до 29 февраля 2020 года, но в этот раз получить освобождение от налоговой ответственности для КИК можно было только при соблюдении определенных условий:

  • Во-первых, компания должна была быть в обязательном порядке редомицилирована, то есть переведена из одной офшорной юрисдикции в другую, а именно — в один из специальных административных районов — остров Октябрьский в Калининградской области или остров Русский в Приморском крае, чтобы получить статус «международной компании» в соответствии с Федеральным законом от 3 августа 2018 года № 290-ФЗ «О международных компаниях и международных фондах» (пункт 1.1 статьи 3 Закона № 140-ФЗ)[12]. Поскольку процедура смены юрисдикции на российскую была возможна не из всех стран мира, то в некоторых случаях ее приходилось проводить в два этапа. Важно было то, что такая международная компания для российского валютного законодательства считается нерезидентом, а значит, она не несет соответствующих обязанностей, таких, например, как обязательное использование российских банковских счетов.
  • Во-вторых, в течение полугода с момента регистрации международной компании необходимо было инвестировать в российскою экономику определенный объем средств, необходимый для получения соответствующего статуса. Минимальный размер инвестиции — 50 миллионов рублей (пункт 6 статьи 2 Закона № 290-ФЗ)[13].

К сведению

К сожалению, на третьем этапе амнистии не были продлены безналоговая ликвидация КИК (пункт 60 статьи 217 НК РФ) и нормы непризнания иностранной компании налоговым резидентом РФ при ее ликвидации к определенному сроку, оговоренные пунктом 5 статьи 3 Закона № 376-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)»[14].

Однако владелец КИК при ликвидации компании может получить разовую льготу по НДФЛ, если в 2018 году он был признан налоговым нерезидентом РФ, а в 2019 году сменил свой статус на резидента. В этом случае он имеет право не включать прибыль своей компании в налогооблагаемую базу за 2019 год.


Быть тайным владельцем иностранной компании и прочих активов в современном мире, скорее всего, больше не удастся. Россия регулярно получает сведения о зарубежных счетах своих резидентов, так что гораздо спокойнее и выгоднее соблюдать законодательство. Однако разобраться в быстро меняющихся требованиях, а особенно привести деятельность КИК в полное соответствие с ними силами штатного юриста очень сложно — в этом случае, вероятнее всего, потребуется помощь профильных экспертов.

Помощь в ликвидации зарубежных активов

Мы побеседовали с Денисом Юрьевичем Ладыгиным, экспертом консалтинговой компании «КСК Групп» — одной из самых авторитетных на российском рынке:

«При современной «прозрачности» бизнеса скрытые компании становятся для своих владельцев немалой проблемой. Во избежание суровой ответственности приходится либо приводить их в соответствие с требованиями законодательства страны, где находится организация, — а они, кстати, иногда бывают еще более жесткими, чем в России, — либо и вовсе ликвидировать компанию. Если владелец хочет сделать это без негативных налоговых последствий, ему стоит воспользоваться помощью специалистов в области международного налогового права и финансов.

На сегодня ликвидация зарубежных активов и редомицилирование КИК — одна из самых востребованных услуг компании «КСК групп». Наши специалисты помогают провести «безболезненную» деофшоризацию с соблюдением сроков и требований налогового законодательства. В соответствии со спецификой ситуации клиенту предложат сразу несколько вариантов решения под ключ — с описанием каждого из них и подробными рекомендациями. Экономический эффект от процедуры будет просчитан заранее, что позволит оценить риски и выгоды. Кроме знания постоянно меняющегося законодательства, в своей работе мы используем большой практический опыт — на сегодня у компании более 60 успешно реализованных кейсов.

Кроме того, мы оказываем услуги по декларированию КИК: оформляем уведомления о КИК и об участии в ней, готовим комплект сопутствующих документов и при необходимости — отчеты о движении средств по счетам, проводим диагностику зарубежных активов. В результате клиент получает профессионально подготовленный пакет документов для ФНС, что дает возможность избежать штрафов».

P. S. Деятельность КСК Групп включает 15 направлений, в том числе налогообложение, аудит, юридическое сопровождение. Специалисты компании были признаны лучшими юристами по налоговому праву согласно рейтингу портала Best Lawyers[15].